Символическое изображение возраста человека, молодости и старости, красоты и увядания человеческого тела было излюбленной темой художников разных эпох. Стоит уделить особое внимание теме «всех времен» в искусстве, обращая внимание на сопутствующие символы.
Тициан Вечеллио. Три возраста
Три возраста
Тициан Вечеллио
1511, 106×182 см

Преображение, трансформации человеческого образа с течением времени - бренность всего земного столь наглядна! Глубокая философия, отраженная внешне – вот что привлекало художников, которые обращались к этой теме во все времена. А какая философия без символов и аллегорий?
Основные периоды жизни человека устойчиво ассоциируются с четырьмя временами года, и в соответствии с канонами эпохи Возрождения их изображения нередко дополнялись соответствующими спутниками или атрибутами. Так, например, детство - это, конечно ребенок или же резвящиеся дети, напоминающие путти.

Юность часто сопровождают музыкальные инструменты, которые в живописи эпохи Возрождения ассоциировались с любовными утехами. А с утверждением идеалов эпохи Просвещения на молодежь возлагались большие надежды, и об успешных перспективах живописали плавучие средства - как небольшие суденышки, так и романтические парусники.


Корабль – это метафора жизни: человек несется по волнам житейского моря.


Валантен де Булонь. Четыре возраста человека
Четыре возраста человека
Валантен де Булонь
1629, 96.5×134 см
Зрелость на картинах изображают в образе воина в доспехах или же снабжают героя полотна компасом.

Валентин де Булонь. Четыре возраста

Компас символизировал благоразумие, потому что его стрелка всегда показывает строго на север, и ни погода, ни другие посторонние процессы не влияют на его прямолинейность и чёткость, как это и надлежит истинному благоразумию. В 15 веке приобрели популярность приборы для измерения времени: солнечные часы с корректирующим компасом. Такие диковинные приборы можно нередко увидеть на полотнах мастеров.


Ганс Гольбейн Младший. Послы (Портрет Жана де Дентевиля и Жоржа де Сельва)
Послы (Портрет Жана де Дентевиля и Жоржа де Сельва)
Ганс Гольбейн Младший
1533, 207×209.5 см

Непонятное вытянутое пятно в нижней части картины — искаженный в перспективе человеческий череп. Чтобы увидеть его истинное изображение нужно переместиться вправо от центра картины. Прием намеренного искажения формы получил название «анаморфоз». Гольбейн использует этот оптический прием, чтобы показать образ двойного зрения при взгляде на жизнь и на смерть, обращаясь к символике Vanitas×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше Преодолев страх перед собственным отображением в воде, человек захотел этот фантом удержать. Испробованы были всевозможные средства: емкости с водой, полированные поверхности, эксперименты с оловом и пр. Наконец, многовековые опыты завершились тем, что все мы можем себя видеть с утра до вечера, и зеркало из загадочного и зловещего превратилось в заурядный предмет обихода. Но в истории живописи у зеркал была и продолжается бурная и яркая жизнь. Так за что же их так полюбили художники? читать дальше .


Ганс Гольбейн Младший. Портрет купца Георга Гиссе
Портрет купца Георга Гиссе
Ганс Гольбейн Младший
1532, 97.5×86.2 см

Старость - она и есть старость. Художники не скупились в реалистичности деталей, изображая старух, которые своей откровенной безобразной наготой пытаются вразумить беззаботных прелестниц: ” Вы будете такими же, как я”. Старики, как правило, настроены философски, а посему рядом нередко можно увидеть череп, а иногда и песочные часы. Эти атрибуты с успехом будут использоваться затем во все тех же натюрмортах жанра Vanitas×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше Преодолев страх перед собственным отображением в воде, человек захотел этот фантом удержать. Испробованы были всевозможные средства: емкости с водой, полированные поверхности, эксперименты с оловом и пр. Наконец, многовековые опыты завершились тем, что все мы можем себя видеть с утра до вечера, и зеркало из загадочного и зловещего превратилось в заурядный предмет обихода. Но в истории живописи у зеркал была и продолжается бурная и яркая жизнь. Так за что же их так полюбили художники? читать дальше .

Девид Бейли. Автопортрет с символами Vanitas
Автопортрет с символами Vanitas
Девид Бейли
1651

Квентин Массейс. Портрет Канона
Портрет Канона
Квентин Массейс

В руках персонажей часто можно увидеть очки. Причем у этого символа несколько значений. На портретах очки могут указывать на мудрость и ученость героя, подчеркивать род его занятий («Мужчина с очками», Кв.Массейс, ок. 1520 г.). Но в некоторых случаях этот символ используют с ироническим подтекстом, намекая на несоответствующее возрасту поведение героя того или иного сюжета.

Наиболее разнообразно облики времени представил Никола Пуссен на картине «Танец под музыку Времени» (1636). Двуглавый бог Янус бесстрастно взирает на хоровод Жизни, в который вовлечены Наслаждение, Трудолюбие, Богатство и Бедность. Молодое лицо Януса смотрит в будущее, старое - обращено к прошлому. Хоровод кружится под аккомпанемент крылатого седобородого старика — Отца Время. Богини времен года – оры, - сопровождают колесницу Аполлона. Слева путто пускает мыльные пузыри — символ быстротекущей человеческой жизни.
Никола Пуссен. Танец под музыку
Танец под музыку
Никола Пуссен

Мыльные пузыри на картинах в жанре Vanitas×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше Преодолев страх перед собственным отображением в воде, человек захотел этот фантом удержать. Испробованы были всевозможные средства: емкости с водой, полированные поверхности, эксперименты с оловом и пр. Наконец, многовековые опыты завершились тем, что все мы можем себя видеть с утра до вечера, и зеркало из загадочного и зловещего превратилось в заурядный предмет обихода. Но в истории живописи у зеркал была и продолжается бурная и яркая жизнь. Так за что же их так полюбили художники? читать дальше символизируют краткость жизни и внезапность смерти. Истоки этого понятия восходят к изречению римского писателя и ученого Марка Теренция Варрона: "Нomo bulla" — "человек есть мыльный пузырь". Этот сюжет с успехом художники используют и по сей день.


А вот в правом углу полотна Пуссена - у ног Времени расположился путто с песочными часами в пухлых ручонках. Этот крылатый малыш напоминает участниками карнавала жизни о безостановочном беге минут.
Что и говорить – песочные часы обладали весьма грозным подтекстом. Одно из первых изображений песочных часов мы видим на фреске Амброджо Лоренцетти «Аллегория доброго правления» (1337-39 гг. Сиена, Палаццо Пубблико), где их держит в руках фигура, символизирующая Сдержанность.

Но наибольшее распространение символика песочных часов нашла в христианской традиции в качестве аллегории бренности Бытия и Течения времени, связанного с понятием "memento mori" (помни о смерти, о неудержимо приближающемся Смертном часе). Этот же смысл придавал изображению часов Альбрехт Дюрер на своих гравюрах («Меланхолия» и др.). Старейший прибор - «хранитель времени», - наглядно указывает на быстротечность мгновений. А для художников эпохи Возрождения песочные часы - еще и сама суть настящего, ускользающий момент между прошлым и будущим. С таким назидательно-философским настроем песочные часы заняли одно из главных мест в натюрмортах жанра «Ванитас». (Collier, Edward (1640).
Данте Габриэль Россетти. Блаженная Беатрикс
Блаженная Беатрикс
Данте Габриэль Россетти
1870, 86.4×66 см
Данте Габриэль Россетти. «Beata Beatrix» (Блаженная Беатриса, 1864-1870)

Тяжело переживая преждевременную смерть жены, Россетти в течение нескольких лет создавал памятник Элизабет Сиддел — картину, в которой представил её в образе Беатриче из поэмы Данте «Новая жизнь» (La Vita Nuova) в момент смерти. Солнечные часы обозначают проходящее время. На ладонь героини птица (вестник смерти) кладёт цветок мака (Сиддал умерла от передозировки опиумной настойки).

Время — загадочная субстанция. По своей прихоти оно изредка «работает на нас», но чаще всего против - «время не ждет».
Ганс Бальдунг Грин. Аллегория и Смерти и Красоты (часть)
Аллегория и Смерти и Красоты (часть)
Ганс Бальдунг Грин
1509, 32.5×48 см


Откровенную угрозу цветущей беззаботной юности демонстрирует Смерть с песочными часами на картине Ганса Бальдунга Грина "Аллегория смерти и красоты". Размышления о красоте человеческого тела сталкиваются с откровенными образами смерти. Время безжалостно: детство - младенец, хороша цветущая Юность, а затем - изможденная Старость... Тот же художник запечатлел и «Семь возрастов женщины»
Джованни Баттиста Тьеполо. Аллегория с Венерой и Временем
Аллегория с Венерой и Временем
Джованни Баттиста Тьеполо

Вообще, быстротечностью времени и тщетностью услад художники особенно любили пугать поклонников Венеры: рядом с ее обнаженным телом нередко можно увидеть то Сатурна (Джованни Батиста Тьеполо. 1754. Аллегория×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше Венеры и времени (Сатурн пожирает детей), то грозного Хроноса (Аньоло Бронзино. Аллегория×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше с Венерой и Амуром (Венера, Купидон, Безрассудство и Время) 1545. Хронос (об этом свидетельствуют все те же песочные часы за его спиной) простер мощную руку над очаровательной Венерой и Эротами.
Аньоло Бронзино. Аллегория с Венерой и Амуром
Аллегория с Венерой и Амуром
Аньоло Бронзино
1545, 146×116 см

Правда, Антонис ван Дейк еще суровее обошелся с маленьким Амуром, и на его холсте Время вовсе обрезает малышу крылышки («Время обрезает крылья амуру»).



1.1. Антонис ван Дейк, "Время обрезает крылья Амуру", 1620-е
1.2. Альбрехт Дюрер, "Меланхолия" 1514

Мотив трансформации человеческого образа сопровождает множество символических атрибутов. Сколько эпитетов и сравнений мы употребляем даже в быту! Вот и художники своего не упускали.
Немецкий мастер эпохи романтизма Фридрих Каспар Давид в картине «Этапы жизни» (около 1835) предлагает аллегории и символы своей эпохи. Действие происходит на берегу морской гавани, символизирующей начало и конец всех странствий. На побережье расположилось семейство: пара, двое детей, и пожилой человек. Каждому возрасту - свой парус: две небольшие лодки, которые стремятся в открытое море, символизируют маленьких детей, которых ждут далекие пути-дороги. Два судна на горизонте обозначают супружескую пару – ими пройден уже немалый путь. А к берегу прибывает большой корабль – символ завершения жизненного пути. Художник-романтик, Каспар показал всё в глубокой взаимосвязи и смене поколений
Каспар Давид Фридрих. Вид морского побережья в Вике
Вид морского побережья в Вике
Каспар Давид Фридрих
1835, 94×72 см

И, пожалуй, самый известный пример. Беззаботность, умиротворение и отчаяние в конце жизненного пути отразил в картине “Три возраста женщины” Густав Климт. Созданная в “золотой период” (1905 г.) творчества художника, эта работа передает одновременно ощущение и радости, и печали: условно поделив жизненный путь на три наиболее важных периода, Климт решил показать жизнь и смерть в их нераздельной связи. Беззаботное младенчество – так трогательно! Молодая женщина - в гармонии с собой и окружающим миром, но яркий орнаментальный фон резко контрастирует с вызывающе натуралистическим изображением старухи. Этот контраст также символичен: молодость цветет и преображается, а у старости все радости в прошлом.
Густав Климт. Три возраста женщины
Три возраста женщины
Густав Климт
1905, 180×180 см
Эдвард Мунк. Три стадии женщины (Сфинкс)
Три стадии женщины (Сфинкс)
Эдвард Мунк
1894, 164×250 см
Особенно ярко образная система символизма выражена в цикле произведений Мунка, объединенных тематикой любви, женственности, страха, одиночества, тревоги, отчаяния, угасания и смерти под общим названием «Фриз жизни»

Сам художник утверждал, что над этой поэмой о жизни, любви и смерти он работал в течение тридцати лет, создавая несколько вариантов, снова и снова возвращаясь к одной и той же теме, демонстрируя ее неисчерпаемость.
Эдвард Мунк. Четыре возраста в жизни
Четыре возраста в жизни
Эдвард Мунк
1902, 130.4×110.4 см

Картины - вне времени, однако же они образуют свое особое пространство. И художники всегда будут стремиться показать собственное видение полотна жизни.



Титульная иллюстрация: MIERIS, Frans van, the Elder Boy Blowing Bubbles 1663 Oil on panel, 26 x 19 cm Mauritshuis, The Hague