Эдвард Коли Бёрн-Джонс, которого называют «последним прерафаэлитом», возможно, один из самых непостижимых художников Британии. Его работы полны эфемерных образов, того, что могло бы быть, но никогда не было. И вместе с тем он – дитя Промышленной революции, твёрдо усвоивший викторианские установки на тяжёлый труд и нравственные цели. Даже его характер был изменчив: с одной стороны его знали как романтика, витающего в облаках и склонного к депрессии, с другой – как практичного человека со своеобразным чувством юмора и гиперчувствительностью. Вот девять фактов, которые помогут понять этого неординарного мастера.

1. Эдвард Бёрн-Джонс собирался стать не художником, а священником. Он начал жизнь в скромной семье в Бирмингеме. Мать умерла после родов, и мальчика воспитывал отец, который держал багетную мастерскую. Несмотря на сложные финансовые обстоятельства, он всё же нашёл возможность отправить сына изучать теологию в Оксфорде. Там 20-летний Эдвард познакомился с Уильямом Моррисом, который стал его другом на всю жизнь, а позже – с художником Данте Габриэлем Россетти, основателем Братства прерафаэлитов.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Дни творения
Дни творения
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1876, 102.2×213 см
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Мерлин и Нимуэ
Мерлин и Нимуэ
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1861, 64.2×52.1 см
25-летний Россетти убедил младшего товарища оставить учёбу ради карьеры в искусстве и стал его первым наставником. Однако более значительное влияние на Бёрн-Джонса оказали меланхоличные, утончённые образы итальянских живописцев XV века Филиппино Липпи и Сандро Боттичелли. В своих ранних работах Бёрн-Джонс заимствовал значительную часть тем у Россетти, но в зрелом возрасте развил собственный стиль. Его картины, наполненные романтически-мистическими образами, ознаменовали закат движения прерафаэлитов.

Слева: Эдвард Коли Бёрн-Джонс, «Мерлин и Нимуэ» (1861). Музей Виктории и Альберта, Лондон

2. Эдвард Бёрн-Джонс приходился дядей Редьярду Киплингу. Точнее, писатель был племянником жены художника, Джорджианы Макдональд. Она была второй из знаменитых сестёр Макдональд – дочерей методистского священника, которые вышли замуж за известных людей. Первая, Алиса, стала женой искусствоведа и иллюстратора Джона Локвуда Киплинга – и матерью Редьярда Киплинга. Третья, Агнес, выбрала супругом Эдварда Пойнтера, будущего президента Королевской академии живописи. Четвёртая, Луиза, связала судьбу с промышленником Альфредом Болдуином, от которого родила будущего премьер-министра Британии Стэнли Болдуина.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Групповой портрет семьи художника: леди Бёрн-Джонс с сыном Филиппом и дочерью Маргарет
Групповой портрет семьи художника: леди Бёрн-Джонс с сыном Филиппом и дочерью Маргарет
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
XIX век, 143.5×113 см

Джорджиана стала первым биографом Эдварда Бёрн-Джонса, опубликовав свои воспоминания в 1904 году. Все существующие ныне монографии базируются на её работе. Впрочем, свежих жизнеописаний художника крайне мало. Последняя книга о нём вышла в 2011 году, её автор – британский биограф и историк Фиона Маккарти.

3. Сын Эдварда и Джорджианы – Филипп Бёрн-Джонс – пошёл по стопам родителя. Он стал успешным художником, автором свыше шестидесяти картин, в том числе портретов, пейзажей и поэтических фантазий. Две его работы – с изображением отца и двоюродного брата Редьярда Киплинга – сейчас входят в коллекцию Национальной портретной галереи в Лондоне.

1.1. Филипп Бёрн-Джонс, «Сэр Эдвард Бёрн-Джонс» (1898). Национальная портретная галерея, Лондон
1.2. Филипп Бёрн-Джонс, «Редьярд Киплинг» (1899). Национальная портретная галерея, Лондон

4. Эдвард Бёрн-Джонс стал одним из основателей «эстетического движения» в живописи, как Оскар Уайльд – в литературе. Эстетизм или «искусство ради искусства» ставил стиль и природную красоту выше этических и социальных проблем.

Бёрн-Джонс и Уайльд, судя по всему, познакомились в 1881 году. Писатель восхищался работами живописца: «Мне кажется, они полны бесконечного пафоса и любви... Во многих картинах Бёрн-Джонса есть просто языческое поклонение красоте, но у него я вижу больше человечности и сострадания, чем у других».


Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Рассказ настоятельницы (из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера)
Рассказ настоятельницы (из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера)
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1869, 103.5×62.8 см

Когда Уайльда арестовали и судили по обвинению в гомосексуализме, Бёрн-Джонс, как пишет его биограф Пенелопа Фицджеральд, поначалу «отреагировал с крайним отвращением, но не из-за грехов плоти Уайльда, а потому, что он тратил по 50 фунтов в день на мальчиков в Савойе, пока его жена испытывала трудности».

Художник оплатил расходы Констанс Уайльд, одолжив ей 150 фунтов стерлингов. И обещал «высказываться за [её мужа] всякий раз, когда услышит оскорбление в его адрес».

Слева: Эдвард Коли Бёрн-Джонс, «Иллюстрация для «Рассказа настоятельницы» из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера» (1869). Делавэрский художественный музей, Уилмингтон

5. Личная жизнь самого Бёрн-Джонса напоминала американские горки. В 1866 году он познакомился с Марией Замбако – художницей и скульптором греческого происхождения. Она стала позировать живописцу, и тёмный, сильный характер этой женщины проявляется на многих его работах. Роман между ними длился много лет. В 1871 году Мария уговорила Бёрн-Джонса совершить совместное самоубийство в Венеции, но им помешала полиция.

1.1. Эдвард Коли Бёрн-Джонс, «Портрет Марии Замбако» (1870). Частная коллекция
1.2. Данте Габриэль Россетти, «Портрет Марии Замбако» (1870). Частная коллекция

После расставания с любовницей Бёрн-Джон вернулся к жене, но ему пришлось ощутить «тяжёлый и беспощадный кулак лондонского социума». Художника вынудили выйти из Общества акварелистов, членом которого он был с 1864 года, а отношения с лучшим другом Уильямом Моррисом, принявшего сторону Джорджианы, дали трещину.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Любовь среди руин
Любовь среди руин
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1873, 96.5×152.4 см

6. Уильям Моррис был не только другом, но также деловым и творческим партнёром Бёрн-Джонса. Их первым совместным проектом стала роспись стен дискуссионного клуба «Оксфордский союз» в 1857 году. Но поскольку друзья на тот момент не владели техникой создания фресок, их работу соскоблили, а закончили её другие художники.

Тем не менее, это сотрудничество стало предвестником их общего предприятия Morris & Co. – компании по производству декора, в том числе резных орнаментов, витражей, кованых изделий, бумажных украшений, текстиля, гобеленов и ковров. Эта мануфактура просуществовала до 1940 года, сохраняя ведущие позиции в Европе в области декоративно-прикладного искусства. Все предметы в мастерских производились вручную, поскольку «отцы-основатели» отвергали машинное производство, считая, что ремесленник – как в Средние века – поднимается до уровня творца, лишь совмещая функции художника, конструктора и технолога.


7. Эдвард Бёрн-Джонс стал членом Королевской академии живописи в возрасте 52-х лет, в 1885 году. Девять лет спустя художник был посвящён в рыцари и ему был пожалован специально созданный титул баронета из Роттингдена в графстве Сассекс. Вторым баронетом стал его сын Филипп, после смерти которого в 1926 году титул был упразднён.

8. Эдвард Бёрн-Джонс постоянно находился под гнётом собственных идей. Его внимание к деталям было едва ли не маниакальным, кроме того, он был перфекционистом. Перед тем, как приступить к картине, художник делал большое количество подготовительных рисунков. А поскольку отождествлял себя со своим творчеством, часто испытывал нервный срыв после завершения крупной работы. К концу жизни он страдал от тахикардии и потери зрения.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Вифлеемская звезда
Вифлеемская звезда
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1890, 101.1×152 см

9. Одно из самых масштабных полотен Эдварда Бёрн-Джонса, которое он писал 17 лет, так и не завершено. Речь идее о сцене «Последний сон короля Артура в Авалоне», которая начиналась как небольшой заказ и разрослась до почти трёх метров в высоту и чуть менее семи метров в длину.
Эдвард Коли Бёрн-Джонс. Последний сон короля Артура в Авалоне
Последний сон короля Артура в Авалоне
Эдвард Коли Бёрн-Джонс
1898, 279.4×650.2 см

На картине изображён смертельно раненый Артур, лежащий на скамье в окружении трёх королев и многочисленных спутников. Все замерли в ожидании знака свыше – призыва, который побудит легендарного правителя совершить больше подвигов во имя веры. Критики предполагают, что Бёрн-Джонс ассоциировал себя с королём и этим шедевром сделал биографическое заявление: ему нравилось находиться в окружении женщин, а в 1880-х он чувствовал себя на пороге смерти. Художник скоропостижно скончался в 1896 году в возрасте 62-х лет.



Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме