«Мадонна в окружении серафимов и херувимов» Жана Фуке – интригующий шедевр позднего средневековья и жемчужина коллекции Королевского музея изящных искусств в Антверпене. В начале 2019 года картина отправилась на тщательное изучение в Музей и Институт консервации Гетти в Лос-Анджелесе – её исследовали искусствоведы, реставраторы и учёные. Сейчас панель вернулась в родное учреждение, которое опубликовало очень интересные результаты анализа.

«Мадонна» Жана Фуке выглядит на удивление современно. И всё же создана она была в середине XV века французским придворным художником Жаном Фуке по заказу Этьена Шевалье, казначея французского короля Карла VII. Живописец представил Деву Марию как Царицу Небесную, возвышенную Матерь Божью. Необычное, интенсивное использование цвета и смелый образ делают картину поистине захватывающей.

Вокруг главной фигуры находятся девять ангелов. Три синих херувима представляют чистоту и воздух, шесть красных серафимов – любовь и огонь. На Марии – аристократическое платье XV века, плащ и корона придают ей величие. Зауженная талия подчёркивает полную, обнаженную грудь, и это вносит в сцену почти эротический оттенок. Вероятнее всего, Жану Фуке позировала Аньес Сорель – любовница и советница Карла VII, родившая ему троих детей. Как кормящая мать она могла воплотить распространённый идеал красоты.
Jean Fouquet. The Madonna and Child. Right wing of the Melun Diptych
The Madonna and Child. Right wing of the Melun Diptych
1450-th

Инфракрасные изображения показали, что художник произвёл поразительно мало трансформаций, работая над своим шедевром – разницы между тщательно проработанным первоначальным рисунком и окончательным красочным слоем практически нет. Тем не менее, исследователи нашли несколько очень тонких изменений: пространство, занимаемое плащом Мадонны, было немного уменьшено, в её короне меньше жемчуга, чем было вначале, руки у серафимов и херувимов были тоньше, а указательный палец Иисуса слегка сдвинут.


Исследования палитры Фуке указали на присутствие химических элементов, таких как свинец, кобальт, кальций и ртуть. Например, между грунтом и поверхностным слоем художник положил слой свинцовых белил, а детали золотого цвета, такие как корона Мадонны, были окрашены пигментом, содержащим свинец и олово. Сама Мария также написана свинцовыми белилами.

Команда Гетти нашла и органические красители на картине. Например, Фуке нанёс их на щёки и губы Девы. Живописец – и это подчёркивается особо – использовал огромное количество дорогого ультрамарина. Этот пигмент производился из растёртого в порошок лазурита – полудрагоценного камня, привозимого из Афганистана. Из-за своей высокой стоимости он использовался в основном для изображения божественных объектов.
В золотых деталях, таких как пояс Мадонны, Фуке использовал свинец и олово. Фото: KMSKA

Заказчик, Этьен Шевалье, без сомнения был состоятельным человеком. «Мадонна в окружении серафимов и херувимов» представляет собой правую панель диптиха из Мелена. Левая сейчас находится в Берлинской картинной галерее. На ней в строгой манере изображены двое сдержанных мужчин – это сам Шевалье и его святой покровитель Стефан, первый христианский мученик. Младенец Христос на коленях Марии указывает как раз на левую панель (точнее, на Этьена Шевалье), как бы говоря своей матери: «Этот человек заслуживает места на небесах. Стоит замолвить за него словечко».
Jean Fouquet. Etienne Chevalier and St. Stefan. Left wing of a diptych Melensky
Etienne Chevalier and St. Stefan. Left wing of a diptych Melensky
1450, 85×93 cm

Примерно в начале XIX века задняя часть панели была покрыта толстым слоем свинцовых белил. Вероятно, это было сделано, чтобы защитить дерево от колебаний температуры и влажности. Но рентгенография также ясно показала, что вокруг головы Мадонны краску не клали, возможно, чтобы не повредить надпись на обратной стороне.

Фуке нарушил традицию изображать Мадонну как чувственную и модную женщину. Характерными чертами его фигур являются отчуждённость и отсутствующий взгляд. Красные и синие ангелы – это не «изобретение» самого художника, а устоявшийся способ представления серафимов и херувимов в то время типичный для итальянской живописи XIV-XV веков.


Мария сидит на троне спокойно и неподвижно. Или на самом деле она стоит? Последний аспект, который рассматривали учёные – это использование перспективы в картине Фуке. При прямом взгляде на картину кажется, что серафимы и херувимы держат трон, а Мадонна опирается на него в довольно неудобной позе. Более ранние исследования показали, что композиция меняется при взгляде снизу – возможно, потому, что изначально она была задумана как алтарь.

Калифорнийская команда поставила картину на моторизованный мольберт и подняла её над полом. Эффект перспективы появился на высоте в 183 сантиметра – Мадонна комфортно сидит на троне.



По материалам официального сайта Королевского музея изящных искусств в Антверпене