Высокий уровень обучения, космополитизм и отсутствие сексизма – краеугольные камни успеха парижской художественной Академии Родольфа Жюлиана. Французский художник и педагог, воспитавший именитых мастеров живописи, создал свое учебное заведение вопреки всем устоявшимся канонам педагогической и художественной практики своего времени. Рассказываем о замечательном учебном заведении Парижа, в котором училась целая плеяда выдающихся женщин-художниц.

В отличие от официальных высших учебных заведений, Жюлиан принимал в свою Академию любого желающего, имеющего задатки таланта, в том числе и женщин, хотя платежеспособность учеников также играла свою роль. Уровень обучения в Академии был действительно высоким - ведь ее преподаватели входили в жюри парижских Салонов и все, как один, были маститыми состоявшимися художниками. Сам Родольф Жюлиан пробился к вершинам исключительно благодаря таланту и настойчивости. Будучи сыном небогатых родителей, он должен был самостоятельно найти свою дорогу в жизни. Талантливый юноша приехал в Париж учиться рисованию, но в Школу изящных искусств поступить не смог. Он был внеклассным учеником Александра Кабанеля и Леона Конье, а на жизнь зарабатывал работой в книжной лавке и порой голодал.
Родольф Жюлиан, иллюстрации к книге Леона Кладеля (1879). Источник


В 1863 году Жюлиан впервые представил свои картины в Салоне, на официальной выставке парижской Академии изящных искусств. Уже на первые гонорары он снял дом с большим складом, идеально подходящим для ателье. Нужно было платить моделям, и Жюлиан нашел выход - скооперировался с несколькими студентами. Оставалось решить еще одну задачу: именитым художникам, которые могли бы оценивать и править работы учеников, тоже нужно было платить… И тогда на двери дома №36 по улице Вивьен появилась табличка: «Уроки живописи (25 франков в месяц), большое ателье, хорошо освещенная модель. Пожалуйста, приносите свой мольберт».
Родольф Жюлиан. "Академия живописи", 1876. На гравюре, сделанной с оригинальной картины маслом, женщины занимаются вместе с мужчинами в одном из ателье Жюлиана; по некоторым данным, количество ателье Академии доходило до 17 помещений. Год спустя, в 1877-м, женщины уже занимались отдельно.
Родольф Жюлиан
Фото ок.1890 года

Академия Жюлиана составила конкуренцию Школе изящных искусств еще и потому, что принимала в свои ряды тех, кто не знал французского языка, хорошее знание которого было камнем преткновения для многих иностранцев, желающих получить достойное образование. В годы расцвета Академии в ней одновременно занималось до 50 представителей разных национальностей и языковых групп. Сюда приезжали получить художественное образование ученики из Венгрии и Швеции, Канады и США, России и Англии, Швейцарии и Бразилии.

Жюлиана интересовали студенты, у которых было то, «чему нельзя научиться» - иначе говоря, талант и способности.



Академия распахнула свои двери для женщин, случилось это в 1875 году – еще один новаторский ход Жюлиана. Плата за обучение для дам была в два раза выше (100 франков в месяц, или 500 - за годовую подписку), но это не отпугивало представительниц прекрасного пола. Вначале обучение было общим, но вскоре женский класс стал заниматься отдельно от мужских – совместное обучение в те времена было слишком скандально даже по меркам прогрессивных французов. К тому же, мужчины курили – это очень раздражало дам. Однако обнаженную натуру преподавали как в мужском, так и в женском классах, что также было революционным ходом со стороны Жюлиана. Это привлекало, например, американок, которые у себя на родине за подобные штудии были бы преданы порицанию.


Несомненный успех Академии обеспечивали известные и авторитетные художники, которых Жюлиан приглашал преподавать. В разные годы педагогами Академии были Вильям Бугро и Анри Ройер, Тони Робер-Флёри и Жюль Лефевр, Гюстав Буланже, Габриэль Ферье, сам Рудольф Жюлиан и другие звезды французского художественного Олимпа. Владелец Академии всячески способствовал успехам своих учеников: он добился того, что самые талантливые могли наравне с учениками Школы изящных искусств участвовать в конкурсе на получение Римской премии (5-6 лет пенсионерства в Риме на вилле Медичи), а также выставляться на ежегодных Салонах и других крупных художественных выставках.
Эдуар Дантан. "Уголок Салона". 1880


Салон был важен: выставка парижской Академии изящных искусств - парижский Салон — с 1667 года стала самой престижной во Франции. После Пале-Рояля и Дворца Ришелье в 1725 году выставка переехала в здание Квадратного салона Лувра, откуда и пошло название – Салон, и где экспозиции размещались вплоть до 1855 года. Позже Салон переехал во Дворец промышленности на Елисейские поля. Если прежде в Салоне можно было увидеть работы исключительно академиков, то после революции, с 1791 года двери Салона распахнулись для всех художников, работы которых отбирало специальное жюри. Для того, чтобы картины художника покупались, ему было просто необходимо попасть на Салон; вокруг отбора работ плелись интриги и возникали скандалы.
Анри Жерве. Заседание Жюри в Салоне. 1885


Среди исторических свидетельств, по которым можно судить об Академии Жюлиана – дневник Марии Башкирцевой, талантливой и амбициозной художницы, чья жизнь трагически оборвалась в юном возрасте. Башкирцева была принята в Академию осенью 1877 года; она действительно была очень одаренной - так считали ее учителя - сам Жюлиан и Тони Робер-Флери, приезжавший на консультации по субботам. По словам самой художницы, все, что она делала до поступления в Академию Жюлиана, было «никуда не годным враньем».
Мария Константиновна Башкирцева. Голова старой итальянки
Голова старой итальянки
1878, 60.7×44.6 см

Итак, опираясь на дневник Башкирцевой, попробуем представить себе атмосферу, царящую в этом именитом учебном заведении. Сама Академия первоначально находилась на Монмартре, в Пассаже Панорам, одном из старейших крытых торговых рядов в Париже; позже было открыто еще несколько мастерских. Академия Жюлиана серьезно выигрывала за счет того, что ученики имели возможность заниматься на протяжении всего дня, шесть дней в неделю (другие парижские частные художественные школы закрывались, как правило, в полдень). Женский класс располагался над мужскими, на чердаке.
Женский класс Академии Жюлиана. Фото ок.1885 


Работа в студиях начиналась в 8 утра и продолжалась до полудня – это время отводили портрету. После часового перерыва на завтрак и до пяти часов вечера ученики рисовали обнаженную натуру, так называемую «академию». Зимой практиковались вечерние занятия, с 20 до 22 часов, когда работа над «академиями» проходила при искусственном свете, давая ученикам возможность лучше изучить тени и источники света. Как писала Башкирцева, «сделаться художником не так легко, как сказать это; кроме таланта и гения, существует еще эта неумолимая механическая работа…». Упорная девушка тратила ежедневно по два-три часа, чтобы добраться в Академию и вернуться домой, и 8-10 часов проводила за мольбертом. Некоторые ее соученицы к тому времени занимались 4-5 лет, Башкирцевой же, подстегиваемой страхом болезни (чахотка тогда уносила множество жизней), непременно надо было учиться быстро и эффективно. И она делала это с блеском.
Мария Константиновна Башкирцева. Автопортрет с палитрой
Автопортрет с палитрой
1882, 92×73 см

Одновременно с Марией Башкирцевой в Академии Жюлиана занималась швейцарка Луиза Бреслау, на которую русская художница постоянно равнялась и которую старалась превзойти по мастерству, начиная с первого же месяца занятий (Бреслау к тому времени училась уже несколько лет). Собственно, постоянная конкуренция – еще одна положительная черта обучения в Академии Жюлиана. Студенты конкурировали друг с другом, женские мастерские – с мужскими. Раз в месяц в каждой мастерской проходил конкурс: студенты рисовали голову модели за час, и победитель получал самое лучшее рабочее место в студии. Женские рисунки регулярно отбирались с тем, чтобы продемонстрировать мастерство учениц «внизу», в мужских классах, что тоже вызывало ажиотаж среди дам.


Луиза Бреслау (1856 — 1927) поступила в Академию Жюлиана летом 1875 года, а в 1879 году стала единственной женщиной из Академии, работы которой были отобраны жюри для дебюта на парижском Салоне. Добившись успеха наравне с мужчинами, Бреслау вскоре открыла собственное ателье, регулярно выставлялась в Салоне и получала первые премии. Критика была благосклонна к художнице, обеспечив ей многочисленные заказы – Луиза Бреслау была превосходной портретисткой. Она стала первой иностранкой, удостоенной за свое творчество Ордена Почетного легиона.
Луиза Бреслау. Подруги
Подруги
1881, 85.1×160 см
Луиза Бреслау. "Подруги". 1880.
На картине слева - Мария Феллер, певица-итальянка, муза Бреслау в то время; в центре - Софи Шеппи, возможно, пишущая свой дневник (художница вела дневники до конца жизни, однако семья не позволила их публиковать); справа - автопортрет
Автопортреты писали не только художники-портретисты. Познание мира через исследование собственного образа широко распространено среди мастеров кисти всех времен. Читать дальше Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
самой Луизы Бреслау.

В Академии Жюлиана Бреслау познакомилась с француженкой Мадлен Зильхард (1863 – 1950), которая с 1884 года стала ее музой, моделью и вдохновительницей на долгие годы. Мадлен была одним из самых оригинальных декораторов своего времени, Луиза имела большой успех в живописи; пара имела большой вес на парижской арт-сцене, художницы дружили с Огюстом РоденомАнри Фантен-Латуром и Эдгаром Дега, биографию которого Зильхард написала в зрелые годы. После кончины Луизы Бреслау Мадлен Зильхард купила баржу, стоявшую на приколе в Париже, назвала ее «Луиза-Кэрин» и передала Армии спасения в качестве приюта для бездомных.
Луиза Бреслау. Подруги
Подруги
1900-е

Испанка Амели Бори-Сорель (1849 - 1924) дебютировала в Салоне в 1874 году. Она училась у Родольфа Жюлиана и в то же время выполняла в Академии административные функции, компенсируя таким образом свою оплату за обучение. Помимо именитых преподавателей Академии, Бори-Сорель обучалась искусству портретной живописи у Леона Бонна и достигла большого мастерства в этом жанре, что неоднократно отмечалось критиками после Салона 1880 года.

В 1895 году Амели вышла замуж за Родольфа Жюлиана и возглавила женские мастерские Академии.
Амели Бори-Сорель. В тоске
В тоске
1894, 75×82 см

Шведка Анна Нордгрен (1847 - 1916) приехала в Париж за год до Башкирцевой. Одна из первых женщин-учениц Королевской шведской академии художеств, Нордгрен по совету одного из своих преподавателей, Йохана Кристоффера Боклунда (1817–1880), отправились в Париж в 1874 году вместе с соученицами Амандой Сидуолл (1844–1892) и Софи Сёдергрен (1847–1923). Продолжать образование желали все трое, более известной стала только одна. Замечательная портретистка, Нордгрен экспонировала свои работы в США, в 1877 году после выставки в Королевской академии одну из ее работ приобрел король Швеции Оскар. Дебют Анны Нордгрен на парижском Салоне состоялся в 1879 году.
Анна Нордгрен. "Кормление Лилиан". 1916

«В мастерской все исчезает; не имеет ни имени, ни фамилии; тут перестаешь быть дочерью своей матери, тут сама по себе, каждая личность имеет перед собой искусство и ничего более».
Из "Дневника" Марии Башкирцевой



Мария Константиновна Башкирцева. Молодая женщина читает «Вопрос о разводе» Александра Дюма
Молодая женщина читает «Вопрос о разводе» Александра Дюма
1880, 130×98 см

Добавим красок и в сведения о Марии Башкирцевой (1858 – 1884). Она поступила в Академию Жюлиана в 1877 году. Не прошло и двух лет, как трое художников Академии – Лефевр, Буланже и Робер-Флери – присудили Башкирцевой медаль конкурса, проводимого в мастерской. Что это значило для Марии, понятно из ее строк ее знаменитого «Дневника»: «Если живопись не принесет мне довольно скоро славы, я убью себя, и все тут. Это решено уже несколько месяцев…» Для нее нет полутонов: когда в 1883 году жюри Салона удостоило ее "почетного упоминания" за пастель
Пастель (от лат. pasta – тесто) – материалы, в виде мелков, применяемые в живописи и графике. Может быть восковой, сухой и масляной. Сухая пастель предполагает применение метода растушевки, с помощью которого можно достичь мягких цветовых переходов. Помимо этого различают твердую пастель для рисунка и мягкую для сочных крупных штрихов. Изображение наносят на фактурную поверхность, способную удержать пигмент: бархатную, пастельную и наждачную или тонированную бумагу для акварели. Ранее мастера рисовали даже на замше. Единственный минус – способность осыпаться. Поэтому после завершения работы картину фиксируют специальным материалом или обычным лаком для волос. Название красок произошло от названия техники «а пастелло», применяемой итальянскими художниками ХVI века. Спустя два столетия эту тенденцию подхватили во Франции. Художники, прежде всего, оценили скорость и легкость написания картин с помощью пастели. Ею пользовался Дега, размашисто накладывая краску на поверхность, а после - обрабатывая паром, что делало материал податливым для растушевки пальцами.
Читать дальше
- портрет своей двоюродной сестры Дины,  - Мария легкомысленно привязала диплом к хвосту своей собачки Коко. Она рассчитывала на медаль, представив несколько работ.
Софи Шеппи. "Уголок моего сада". 1882

В своем знаменитом «Дневнике» Башкирцева, описывая свою учебу у Жюлиана, часто упоминает «швейцарку Шепи». Если бы летом 1885 года, прощаясь с несбывшейся любовью, художница Софи Шеппи (1852–1921) не сожгла свои дневники – у современников было бы больше исторических сведений об Академии Жюлиана и атмосфере, царившей в женской мастерской. Однако неудачный роман с братом Жюля Бастьена-Лепажа – архитектором Эмилем – настолько потряс Софи Шеппи, что она решила предать огню всю память об этом периоде своей жизни. Шеппи была небогата, и для того, чтобы учиться, брала заказы – рисовала портреты, в том числе и свою соученицу Марию Башкирцеву. Жила она вместе с другими художницами в общежитии, о котором Башкирцева писала так: «… пошла навестить бедную Шепи, живущую в пансионе на avenue de la Grande-Armee. Совершенно артистическая мансарда, но такой чистоты, что кажется почти богатой. Бреслау живет там же, а также многие другие молодые художницы. Наброски, этюды, масса интересных вещей. Уже одна эта артистическая сфера, один этот воздух действуют хорошо…» И позже, 4 года спустя: «…комфорт мешает художественному развитию… среда, в которой вы живете, - это половина человека».

Софи Шеппи. "Цветы"


Будучи весьма обеспеченной, Башкирцева оплачивала некоторые расходы на обучение своих коллег – например, платила за Бреслау и Шеппи, которые вместе с ней посещали индивидуальные уроки по анатомии. Несмотря на это, постоянное соперничество с Бреслау не давало Башкирцевой покоя. Дамы поссорились, и позже Башкирцева жалела об этом. Ирландка Сара Пёрсер (1848-1943), впоследствии - выдающаяся портретистка и мастер витража, не раз пыталась примирить соперниц.
Анна Билинская-Богданович. Автопортрет с фартуком и кистьми
Автопортрет с фартуком и кистьми

В «Дневнике» Башкирцевой упомянуты и другие имена женщин-художниц, которые учились одновременно с ней в Академии Жюлиана. Среди них - Мария Катарина Вик (1853-1928), одна из самых знаменитых финских художников XIX века; польская портретистка Анна Билинская-Богданович (1857 – 1893). Сокурсница Башкирцевой по Академии, позже - ученица Гогена, датчанка Вильгельмина-Мария Банг (1848-1932) в 1888 году приняла активное участие в движении за открытие датской Академии художеств для женщин.




В одно время с Мадлен Зильхард в Академии училась ее сестра, Женни Зильхард (1857 - 1939), которая дебютировала на Салоне в 1878 году и в преклонные годы была удостоена Ордена Почетного легиона. Больших успехов добилась Мария Магдалина ДельСарт (1853-1927), художница-акварелистка, которая стала профессором Академии в 1880 году и преподавала в женских классах. Мэри Луиза Брикелл (1856–1931) прославилась фигуративными работами, а также цветочными натюрмортами, выставлялась во многих городах своей родной Англии, в том числе и в Королевской академии, а также написала пособие по рисованию акварелью.


Мина Карлсон-Бредберг. Академия Жюлиана. Мадемуазель Бесон пьёт из стакана
Академия Жюлиана. Мадемуазель Бесон пьёт из стакана
1884, 53×74.5 см

Академия Жюлиана продолжала работать и после смерти художника, скорчавшегося в феврале 1907 года. За год до смерти он составил завещание, в котором определил доходы от деятельности Академии своей жене, Амели Бори-Сорель. Когда не стало и Амели, управление Академией взяла на себя сестра Бори-Сорель, Ирма, которой помогали два племянника – Жак и Гилберт Дюпюи. Помещения мастерских постепенно распродавали. Академия Жюлиана, удачное педагогическое и коммерческое предприятие с мировым именем, просуществовала сто лет и в 1968 году была объединена с парижскими мастерскими керамиста Гийома де Пеннингена и декоратора Жака д'Андона. Сегодня Пеннинген (ESAG Penninghen) – частное учебное заведение, которое выпускает руководителей художественных проектов и художников-дизайнеров.

Главная иллюстрация: Мария Башкирцева. "В студии. Мастерская Жюлиана". 1881

Автор: Рита Лозинская