Любитель меховых шуб и кошек, автор многочисленных иллюстрированных книг, изрядно приправленных черным юмором и абсурдом, любимец американских детей, икона
С глубокой древности иконопись служила «языком для неграмотных» - особым языком со своими правилами и символикой. Веками мастера-иконописцы доводили его до совершенства, пытаясь передать материальными средствами духовное инобытие. Оттого иконопись и по сей день считается труднейшим и редчайшим искусством, в котором соединяются человеческие возможности и божественное начало. Читать дальше
стиля готской субкультуры, чье творчество обожает Тим Бертон – все это Эдвард Сент-Джон Гори (1925 – 2000).

Художник родился в Чикаго, всю жизнь прожил в Соединенных Штатах, однако чувство юмора и стиля у него было поистине британским. Гори не получил художественного образования, и, тем не менее, смог достичь больших высот в иллюстрации, литературе и дизайне, а также на сценическом поприще. Глупые и жуткие события, описанные в его книгах, которые сопровождаются черно-белыми рисунками, выполненными пером и тушью, до сих пор вызывают ожесточенные споры – от безграничного восхищения до полного неприятия.

Получив пристойное начальное образование в дорогой частной школе, Эдвард Гори два года прослужил в армии США, а затем поступил в Гарвардский университет, который закончил в 1950 году и стал специалистом по французской литературе. Возможно, наследие его прабабки, актрисы и сочинительницы подписей к поздравительным открыткам, нашло отражение в судьбе Гори – он добавил к литературе любовь к рисованию. От нее же, возможно, ему досталась изрядная доля сумасбродства.

"Если вы занимаетесь бессмыслицей, то это должна быть просто ужасающая бессмыслица, иначе просто не стоит тратить на нее время".

Эдвард Гори


Гори-художника вдохновлял средневековый аллегорический сюжет, используемый мастерами тех лет в живописи и литературе – так называемая Пляска смерти, или Макабр. Она представляет собой драматическую процессию, которую возглавляет Смерть, увлекающая за собой людей разных социальных положений и взглядов. Мимолетность земных благ и ничтожность человеческой жизни, всех уравнивающая Смерть – вот основные постулаты Пляски смерти, которую воспевали многие поколения художников и литераторов.

Судя по биографическим данным, стилистика абсурда была присуща всему семейству Гори – его мать и отец-журналист развелись, когда Эдварду исполнилось 11 лет, и снова вступили в брак через 16 лет. В промежутке мальчик успел понаблюдать за несколькими мачехами – возможно, именно этот отчасти печальный детский опыт отвратил Эдварда Гори от создания собственной семьи. Художник не любил обсуждать личную жизнь, и в интервью заявлял, что он «скорее гомосексуал», а позже и вовсе признал себя асексуальной личностью.

Школа Института искусств Чикаго Гори не вдохновила: обучение закончилось после первого семестра. Кипучая культурная жизнь Нью-Йорка влекла Эдварда, и он поддался уговорам своего внутреннего голоса. В 1953 году Гори обосновался на Манхэттене, и вскоре нашел работу в самом крупном книжном издательстве послевоенных лет – Doubleday; тогда же, в 1953-м, вышла его первая книга «Безудержная арфа», над которой художник работал по ночам. А днем Эдвард Гори создавал оригинальные рисунки для произведений других писателей, в том числе для книг британца Эдварда Лира - одного из основоположников «поэзии бессмыслицы», мастера лимериков и автора знаменитой «Книги чепухи». Благодаря его ужасающим и чарующим своей абсурдностью картинкам читатели книг издательства Doubleday смогли по-новому взглянуть на героев Эдгара По, «Дракулы» Брэма Стокера, «Войны миров» Герберта Уэллса и в очередной раз влюбиться в персонажей знаменитой книги Томаса С. Эллиота «Популярная наука о кошках, написанная старым Опоссумом». Позже Гори проиллюстрировал многие произведения Джона Беллэйра, а также его продолжателя, фантаста Брэда Стрикленда.


Книга Томаса С. Эллиота «Популярная наука о кошках, написанная старым опоссумом» (Old Possum’s Book of Practical Cats) появилась на свет благодаря крестникам Эллиота: для обожаемой детворы он написал замечательные стихотворения. Впервые «Популярная наука о кошках» была напечатана в 1939 году. Именно по книге Эллиота композитор Эндрю Ллойд Веббер создал знаменитый мюзикл «Кошки», премьера которого состоялась 11 мая 1981 года на сцене Нового лондонского театра.

Эдвард Гори иллюстрировал книгу Эллиота с огромным удовольствием: он обожал кошек, сравнивал их изящные движения с грацией балерин и находил этих животных бесконечно увлекательными (впрочем, и балет он тоже любил). В его доме после переезда в Нью-Йорк поселилось несколько кошек; эти животные сопровождали художника до конца его дней, а после смерти Гори он завещал все свое имущество благотворительным организациям, занимающимся защитой животных.
На этом фото (1992)  - Эдвард Гори, а не Хэмингуэй или Матисс, как часто ошибочно пишут в соцсетях


Томас С. Эллиот. Как Обратиться к Коту


После сказанных выше слов
О разнообразных видах котов
Вы в состоянье хотя бы чуть-чуть
Понять непростую кошачью суть.
Познали ваши сердца и умы,
Что эти звери совсем как мы,
Совсем как люди, а потому
Обо всех не судят по одному,
Ибо кто-то хороший, а кто-то плохой,
Кто-то добрый, а кто-то злой,
Кто дарит радость, кто сеет страх
(Все это я изложил в стихах).



Первая детская книга Гори «Сомнительный гость», вышедшая в 1957 году, рассказывала о существе, смахивающем на пингвина. Как ни странно, но молодой аудитории абсурдистская и во многом бессмысленная книжечка пришлась по вкусу – хотя, как поговаривают, детей Эдвард Гори не особо привечал. Одна статья Эдмунда Уилсона, влиятельного американского писателя и литературоведа, помещенная в популярном журнале The New Yorker – и на Эдварда Гори обратили самое пристальное внимание. В 1959 году карьера Гори резко пошла в гору. В следующем десятилетии публика познакомилась с его многочисленными книгами, которые художник любил подписывать анаграммами, выкручивая и превращая на разные лады свое имя, написанное на разных языках: Огдред Вири, Дрю Догайер, миссис Реджера Доуди…


Одним из любимых литературных стилей Гори стали иллюстрированные алфавиты, в которых каждая иллюстрация была подписана одной-двумя рифмованными строчками – например, его «Ужасная азбука». Тут сразу вспоминаются «Вредные Советы» Григория Остера, но все-таки у Гори это не советы, а скорее, констатация происходящих нелепо-абсурдных действий его героев.




Не будь Гори обласкан публикой, сегодня мы бы знали его как художника американского андеграунда – впрочем, непременно знаменитого. На его работу оказали влияние Ионеско и Бастер Китон, Гойя и Матисс.



В 1962 году Эдвард Гори создал издательство Fantod Press, чтобы печатать собственные книги, которые выходили из-под его пера примерно раз в год. Он продолжал сочинять книги для детей, снабжая сочинения заголовками в привычном ключе: «Несчастное дитя» (1961), «Золотая летучая мышь» (1966) и «Безумные кузены» или «Что угодно» (1969).


В 1970-х годах Гори «повзрослел» и стал адресовать свои сочинения не только детям. Вышли в свет его сборники «Амфигори» (1972), « Амфигори Тоже» (1975) и «Амфигори Также» (1983), адресованные взрослой аудитории. Книги продавались замечательно, а в 1978 году первые два тома легли в основу музыкальной сценической адаптации Gorey Stories . Художник не ограничивал себя в тематике – на дворе был расцвет свободы нравов и журнала «Плейбой»; вопросы секса подавались с позиций эдвардианского пуританства, сдобренные толикой сарказма и любимой Гори бессмыслицы.

В том же 1978-м Эдвард Гори получил престижную премию «Тони» за дизайн костюма Дракулы к одноименному бродвейскому шоу. Позже был инсценирован еще один сборник его рассказов - спектакль «Уксусный завод» поставили в 1989 году. Также Гори выполнил мультипликационные заставки к серии телевизионных детективов «Тайна!» для канала PBS.
Эдвард Гори на фоне декораций, которые он создал для бродвейской постановки «Дракула» в 1977 году.
Фото: Джек Митчелл, 1977. Источник. 

"Если Вы делаете бессмыслицу, она может быть достаточно ужасной, поскольку там не может быть никакого смысла. Я не думаю, что есть солнечная бессмыслица. Солнечная, странная бессмыслица для детей, ох, какая скучная. Как говорил Шуберт, - нет счастливой музыки. И это - истина, ее действительно - нет. И вероятно, нет, также никакой счастливой бессмыслицы", - так считал Эдвард Гори, великий и ужасный.



У Гори есть масса поклонников, почитателей и фанатов, его творчество обожает режиссер Тим Бёртон, и если вы поищете, то найдете залежи очаровательного фанарта по мотивам «макабрических» картинок этого знаменитого американца.



Начав прилично зарабатывать, Эдвард Гори оставил Манхэттен и купил дом на мысе Кейп-Код в Порт Ярмут, Массачусетс. Здесь он занимался писательской деятельностью, а также создал небольшой театр кукол из папье-маше, который регулярно давал представления туристам и местной публике. Его дом был заполнен разнообразными предметами коллекционирования – сам Гори называл это «накопительством». Художник обожал книги, его библиотека насчитывала около 26 тысяч томов. Начав прилично зарабатывать, он стал покупать гравюры и рисунки известных художников, в его коллекции были работы Эжена Делакруа и Эдварда Мунка, Пьера Боннара, Чарльза Берчфилда, Эдуарда Вюйара. Эти произведения были весьма неоднозначными, Гори покупал лишь то, что было так или иначе связано с его собственным искусством и мировоззрением. Коллекция впоследствии отошла художественному музею Уодсворт Атенеум.
иллюстрация Эдварда Гори к "Дракуле" Брэма Стокера


Эксцентричный художник питал пристрастие к шубам, многие из которых были пошиты по его эскизам. Шубы он носил в комплекте с кедами «Конверс», а пальцы украшал разнообразными кольцами, производя неизгладимое впечатление на знакомых и незнакомых людей. В преклонных годах художник чувствовал вину перед животными, чьи меха он так любил носить. В качестве покаяния он приютил на чердаке своего дома семью енотов. 21 шуба, оставшаяся после его кончины, была распродана на благотворительном аукционе в пользу Фонда защиты животных.
В феврале 2013 года, к 88му дню рождения Гори, Google посвятил памяти художника симпатичный дудл. 


Одними из последних работ писателя и художника стали книги «Уютный чай с привидениями: унылое и неприятное развлечение на Рождество» (1997) и «Безголовый бюст: тоска по медитации на ложное тысячелетие» (1999). Всего же Эдвард Гори создал 116 книг в своей непередаваемой манере меланхолической поэтики, приправленной черным юмором, соединяя безобразное, унылое и смешное в одном сюрреалистическом флаконе нелепых глупостей, которые он так любил.


Титульная иллюстрация: коллаж
Коллаграфия – относительно новый вид рельефной печати. Она была изобретена в середине XX века и сочетает в себе экологичность, лёгкость исполнения, богатство текстур и пластики, и, кроме того, хорошо совмещается с другими графическими манерами (например, «сухой иглой»). Печатная матрица представляет собой коллаж (отсюда и название, сочетающее слова «коллаж» и «-граф») и создаётся путём наклеивания различных материалов – тканей, пластика, песка, растений и так далее – на деревянную или картонную основу с помощью различных паст. Читать дальше
Коллаж (от фр. collage - наклеивание) – метод, применяемый в изобразительном искусстве и заключающийся в создании аппликации из различных фрагментов, разных по цвету и фактуре. Данным термином также обозначают работу, выполненную в этой технике. Первыми её привнесли в изобразительное искусство футуристы и кубисты, в частности, Пабло Пикассо и Жорж Брак. Они совмещали на холстах обрывки ткани, фотографий и обоев. Среди известных коллажистов - кинорежиссер Сергей Параджанов, который объединял фотографии, обрывки кружев, фарфор и высушенные растения.
Декораторский прием часто пробуют разнообразить живописными инструментами: кистью с краской или пером с тушью. Творческий жанр отличается пестротой и смелостью идей. Родственной техникой является ассамбляж, который подразумевает совмещение на одной поверхности разнообразных предметов и их частей. Большой популярностью сегодня пользуются фотоколлажи.
Читать дальше
из рисунков Эдварда Гори к книге "Сказки старого Опоссума" и фото Эдварда Гори (источник фото kulturologia.ru). Автор всех иллюстраций к публикации, кроме последней - Эдвард Гори.