Мы беседуем с художником, который получил телефонный звонок от основателя соцсетей Facebook Марка Цукерберга: тот извинился за удаление страницы Алекса Левина. Аккаунт был восстановлен, история наделала шума и привлекла внимание к его творчеству. Расспрашиваем художника о случайностях, интернет-политике, учебе у ученика Магритта и прочих судьбоносных вещах. И, конечно, выясняем - за что?..

Работы Алекса Левина – это признание в любви Израилю, стране, в которую он приехал из Киева в 15 лет. Что бы он ни писал – выжженный солнцем древний Иерусалим, город-праздник Тель-Авив, седобородых старцев, склонившихся над книгами – его работы пронизаны этим чувством. При том, что значительная часть его работ посвящена иудаике, Алекс – абсолютно светский и нерелигиозный человек.



Парадоксально: наибольшую известность художник получил, когда администрация Facebook удалила его страницу – по жалобам некоторых арабских пользователей социальной сети, которые сочли изображения Иерусалима на картинах Левина «провокационными»



Дело в том, что художник позволяет себе роскошь писать город таким, каким он его видит, не думая о политкорректности. А видит он его сугубо еврейским, без мечетей и других мусульманских объектов. Правда, вскоре страницу восстановили по требованию поклонников живописца: сотни людей отправляли протесты в Facebook, заявляя, что страница художника не содержала чего-то крамольного.

- Алекс, не обидно было – живет художник, работает, а мировая популярность приходит к нему, когда удалили страницу из соцсети?
- Нет, не было. Вообще, история эта довольно давняя. Это произошло на Песах два года назад. Кому-то не понравилось то, что я пишу. У меня Иерусалим – тот, который я вижу. Я не пишу мечети, мусульманские святыни. Сначала я расстроился – страница, которой я уделяю много времени, на которой пропагандирую искусство, любовь к Израилю, вдруг в какой-то момент исчезает, как будто ее и не существовало. Произошедшее дошло до Марка Цукерберга, он позвонил мне, извинился, и через пару минут страница заработала.
В конце концов, все произошедшее пошло мне на пользу. К тому моменту у меня было почти 30 тысяч подписчиков. Сегодня уже – около 70-ти...

- Что значат для вас социальные сети как для художника?
- Я считаю, что нужно идти в ногу со временем. А современное развитие технологий дает массу возможностей художнику заявить о себе. О художнике, который живет в своем мире, не присутствует в Интернете, в соцсетях, никто не узнает. Сегодня нужно пользоваться новым технологиями, чтобы продвигать свои работы. Мне не надо бегать за галереями, чтобы они взяли работу. Галереи узнают о моих работах из Интернета, приходят ко мне и покупают мои картины. Сегодня одним "кликом" можно показать всему миру свои новые работы. Интернет открывается окно в другой мир. Очень жаль, что не все художники этим пользуются.


- Израиль – молодая страна. Можно ли сказать, что к настоящему моменту уже сложилась израильская школа живописи, или же каждый художник – носитель школы той страны, откуда приехал он или его учитель?

- Многие художники, приехавшие из Европы в 1960-70 годы, привезли свою школу, но у всех она проявилась по-новому. В Израиле она трансформировалась, стала, если можно так сказать, более примитивистской, абстрактной. Здесь они начинают видеть мир через израильскую призму – глазами ребенка. Очень, кстати, интересный стиль. Так что вполне можно говорить о некой сложившейся израильской школе живописи. Здесь есть художники, картины которых продаются по 100- 200 тысяч долларов.



Реувен Рубин. Пейзаж Галилеи
Пейзаж Галилеи
1930-е , 81×65 см


...Вообще, в Израиле очень много хороших художников, у которых стоит поучиться. Один из моих любимых – Реувен Рубин. Еще в 1912-м году он приехал из Румынии в Палестину. Когда я пишу Иерусалим, я вспоминаю его работы – вроде, ничего особенного нет, но очень греют душу.

Иллюстрация слева: Реувен Рубин, "Пейзаж Галилеи", 1930-е

Алекс Левин. "Чтение Торы"


- Мы видим сюжеты картин, посвященные Израилю, но также интересно другое: повлияла ли эта страна на ваш стиль, манеру письма?
- Я приехал сюда в 15 лет, после учебы в художественной школе в Киеве, и какого-то стиля у меня к тому времени еще не сложилось. В Израиле я уже понимал, что хочу рисовать, но еще не знал, что и как. Мне очень повезло: я попал к замечательному учителю. Барух Эльрон – один из художников мирового уровня. Из великих сюрреалистов после Сальвадора Дали и Рене Магритта я бы третьим поставил своего учителя.

Барух Эльрон общался с Сальвадором Дали и знал Магритта лично - учился в Бельгии в его студии, пока Магритт не сказал, что ничему больше не сможет научить Эльрона


... Так что этот мастер вырос и творил в плеяде художников мирового уровня. Эльрон родился в Румынии, приехал в Израиль и пустил здесь корни. В его картинах (одну из работ приводим слева - прим. ред.) столько символов, мистики, каббалы! В 15 лет я попал в этот мир и поначалу не понял, какого уровня это художник. Вообще, сначала Эльрон не хотел меня брать: у него в школе занимались взрослые художники, некоторым было за 60 лет, а мне – 15! Также он не был уверен, что я подхожу по уровню.
Я 10 лет учился у Эльрона. 10 лет, как губка впитывал все, что мог мне дать учитель. И он сильно на меня повлиял – научил мыслить, дал заряд энергии. Потому что, все-таки, сюрреализм
Сюрреализм - (от франц. Surrealisme)- течение в авангардном искусстве первой половины двадцатого века, характеризуемое слиянием реальности с чем-то другим, но не оппозиционным. Сюрреализм – это сон – он не реальный, но и не ирреальный. Для стиля характерны аллюзии и парадоксальное сочетание форм, визуальный обман. На полотнах сюрреалистов часто твердые предметы, камни растекаются, а вода наоборот – каменеет.
Читать дальше
– сложный стиль. Надо не просто уметь рисовать, нужно уметь нестандартно мыслить. Но это не значит, что я перенял у учителя только стиль. Он научил меня технике письма XV – XVI веков.

 - Эти знания и Израиль, который оказал на меня сильнейшее влияние, тот божественный свет, который здесь есть, и составляют мой стиль. В Израиле я люблю каждый камень, каждый цветочек, потому что все, что здесь находится – дано нам свыше. Эта земля не дана нам просто так. Я беру от нее энергию.



- Когда я смотрю ваши работы, у меня возникают ассоциации с картинами Дали и каббалой...

- Я не скажу, что очень силен в каббале, ее нужно изучать всю жизнь. Но некоторые знания пришли ко мне через моего учителя. Иногда я сам не понимаю, как рождается идея картины. Вдруг проявляются какие-то знаки - не знаю, откуда они приходят – из каббалы, откуда-то сверху, через кисть. Художник – это, по сути, посредник между богом и кистью.




- Вы много пишите Тель-Авив. В то же время, к этому городу принято относиться с легким пренебрежением. Иерусалим – священный город, Хайфа – Мекка репатриантов из стран бывшего СССР. А Тель-Авив мало кто из людей искусства любит…
- Тель-Авив я тоже полюбил не сразу. Это любовь не с первого взгляда. Для меня он был просто городом. Я всегда очень любил Иерусалим, Венецию, и никогда не думал, что полюблю и начну рисовать Тель-Авив. Началось все с того, что мне заказали серию картин к 100-летию Тель-Авива, которое отмечалось в 2009 году. Я раздумывал, что бы можно было написать? Ходил по городу и по-новому взглянул на знакомые места. Я вдруг понял, что он очень красив и что можно сделать очень интересную серию картин. Сначала я задумывал цикл из пяти-шести работ...

...Теперь я постоянно пишу этот город.




- В Тель-Авив нужно влюбиться. Здесь есть безумно красивые места - недаром он внесен в список ЮНЕСКО как «белый город»! Только здесь сохранились дома в стиле баухаус. А улица Ротшильд для меня – как Живерни для Моне. Можно всю жизнь писать картины на тему этой улицы - она каждый раз другая! Или район Неве Цедек – первый район Тель-Авива... Здесь много очень красивых зданий, сейчас их реставрируют.
"Улица Ротшильд для меня – как Живерни для Моне!" - Алекс Левин


Для меня это город любви, город молодежи. Я хожу по его улицам, смотрю на прохожих и иногда не понимаю – это люди, которые сошли с моих картин, или люди, которые "зайдут" в мои картины...


Алекс Левин. Из серии "Симфония дождя". "Вивальди, 12 сонат для скрипки" (приводим и ссылку для прослушивания)


- Алекс, у вас есть большой цикл работ «Маски венецианского карнавала». Город-праздник, город-карнавал – не это ли объединяет для вас Венецию и Тель-Авив?

- Никогда об этом не думал. Хотя, наверное, вы правы. Тель-Авив – это город, который живет 24 часа в сутки. В нем масса энергии. Сплошной карнавал Тель-Авив невозможно не любить.
А в Венецию на карнавал я стараюсь ездить каждый год. Хожу, смотрю, фотографирую. А через некоторое время, - не сразу, - вдруг рождаются картины.





- Израиль, картины на темы иудаизма, вы пишите теплыми красками - возникает ощущение жара, который идет из середины картины. Вы специально добиваетесь такого эффекта?
- Да. Я люблю эти цвета. Коричневый, желтый, оранжевый, еще, пожалуй, красный – ими я заканчиваю свои картины. Мой учитель научил меня технике мастеров рембрандтовской эпохи. Когда картина высыхает, этими тремя – четырьмя цветами, нанесенными в несколько слоев, я даю ей заряд энергии. Так рождается рембрадтовский глубокий свет, исходящий от картины.

Когда картина высыхает, этими тремя – четырьмя цветами, нанесенными в несколько слоев, я даю ей заряд энергии. Так рождается рембрадтовский глубокий свет, исходящий от картины.




- Банк «Мизрахи Тфахот» приобрел ваши работы "в поддержку инициативы Всемирного форума русскоязычного еврейства по продвижению искусства художников-репатриантов". Искусство репатриантов нуждается в особой поддержке?
- Я уже не считаю себя репатриантом. Я приехал в Израиль в 1990-м году в возрасте 15-ти лет. Я уже "сабра". Нынешним художникам-репатриантам уже не так нужна поддержка как "алие" времен Советского Союза. Но если кто-то готов помочь и продвигать их – это всегда похвально и очень приятно.

 - Скажите, а может ли сейчас в Израиле художник заработать деньги только своим творчеством?
- Когда я говорю, что я художник, люди не очень понимают, чем я занимаюсь.

 - Моя семилетняя дочка говорит: "Папа, ты же не работаешь, ты же сидишь и рисуешь целыми днями"



- ...Люди не понимают, что это работа, и работа непростая. Но если художник поставил перед собой цель и идет к ней – он может добиться успеха. Возможно, я – один из немногих художников Израиля, кто может себе позволить жить только за счет своего творчества. Та же ситуация и во всем мире. Нужно верить в то, что ты делаешь и писать не на потребу потенциальным покупателям, а то, что идет от сердца. Для меня главное – писать то, что я чувствую, что я вижу. Художник должен высказаться, тогда зритель почувствует заложенную в работе идею.



- Вы берете заказы, например, на портреты? Или живете только за счет продажи своих работ?
- Я не часто беру заказы, портреты почти не пишу. Это не основной заработок. В основном зарабатываю за счет продаж картин на выставках, в Facebook.

- Сколько в среднем стоят ваши картины?
- От 5 до 15-20 тысяч долларов - мои работы находятся где-то в средине ценовой линейки. Продаю принты с моих работ на холсте. Это стоит дешевле.

- Сколько работ в год продаете?
- Не знаю. У меня есть менеджер, который занимается продажами, ведет переписку с клиентами. Я получаю сотни писем со всего мира.

- Очевидно, достаточно много работ продается, чтобы менеджеру было выгодно с вами работать. Значит, художник в Израиле может прожить своим творчеством?
- Смотря как жить. Мне много не надо, у меня запросы средние.

- Но на поездки на венецианский карнавал хватает…
- Да. На это конечно, да - я очень рад тому, что могу получать удовольствие от своей "работы – хобби".

Алекс Левин. Из серии "Симфония дождя". "Вагнер. Полет Валькирий"



- Недавно вы начали новую серию работ – «Чудо Израиля». Расскажите о ней, пожалуйста.
- Эта серия сейчас у меня в разработке. Она требует длительной подготовки. Эту идею я вынашивал два года. Уже несколько лет я собираю старые газеты, сообщения в которых связаны с историей создания и существования Израиля. Моя новая серия задумана на основе газет 1948 – 1973 годов. Их очень трудно найти, а на ebay они стоят очень дорого – до тысячи долларов. Газеты я покупаю на развалах, некоторые мне присылают люди. Есть такие экземпляры, к которым страшно прикоснуться – он могут рассыпаться, приходится брать их пинцетом. У меня дома одна комната полностью занята этими газетами.

«Чудо Израиля» пишется на вырезках из этих старых газет. Я создаю коллаж
Коллаграфия – относительно новый вид рельефной печати. Она была изобретена в середине XX века и сочетает в себе экологичность, лёгкость исполнения, богатство текстур и пластики, и, кроме того, хорошо совмещается с другими графическими манерами (например, «сухой иглой»). Печатная матрица представляет собой коллаж (отсюда и название, сочетающее слова «коллаж» и «-граф») и создаётся путём наклеивания различных материалов – тканей, пластика, песка, растений и так далее – на деревянную или картонную основу с помощью различных паст. Читать дальше
Коллаж (от фр. collage - наклеивание) – метод, применяемый в изобразительном искусстве и заключающийся в создании аппликации из различных фрагментов, разных по цвету и фактуре. Данным термином также обозначают работу, выполненную в этой технике. Первыми её привнесли в изобразительное искусство футуристы и кубисты, в частности, Пабло Пикассо и Жорж Брак. Они совмещали на холстах обрывки ткани, фотографий и обоев. Среди известных коллажистов - кинорежиссер Сергей Параджанов, который объединял фотографии, обрывки кружев, фарфор и высушенные растения.
Декораторский прием часто пробуют разнообразить живописными инструментами: кистью с краской или пером с тушью. Творческий жанр отличается пестротой и смелостью идей. Родственной техникой является ассамбляж, который подразумевает совмещение на одной поверхности разнообразных предметов и их частей. Большой популярностью сегодня пользуются фотоколлажи.
Читать дальше
из вырезок из газет, связанные с Израилем. По специальной технологии наклеиваю их на холст и поверх них пишу картину, тема которой связана с сообщениями в коллаже. Начал я с портрета Бен-Гуриона и сообщения в «Нью-Йорк Таймс» от 15 мая 1948 г. о создании государства Израиль. Мне важно было показать, кто стоял у истоков страны.


...Еще будут картины, связанные с Герцлем, Голдой Меир, Моше Даяном. А сверху – мое видение этих людей и фактов, с ними связанными. Планирую работы, посвященные похищению «Моссадом» нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана, и суду над ним в 1961 году, расстрелу израильской сборной на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. В основном работы будут черно-белые, но иногда будут появляться другие цвета.
Алекст Левин. Из серии "Чудо Израиля". "Битва за Голанские высоты была битвой между Сирийскими и Израильскими силами, которая началась во время праздника Йом-Кипур в 1973 году"


- Также я сейчас делаю серию из 12 сюрреалистических картин о времени и Холокосте


Алекс Левин. "Дорога в ад". Посвящается 6 миллионам евреев, убитых в Холокосте


Беседовала Инна Кац. Иллюстрации взяты с официального сайта художинка и с его страницы в фейсбуке