$ 100 000 получит победитель Премии Future Generation Art Prize 2019 – первой международной премии для молодых художников возрастом до 35 лет. Международное жюри выбрало 21 номинанта из шести тысяч заявок. Их прислали художники из 158 стран мира. В этот раз авторы открывали "археологию будущего" и измеряли соотношения человеческих ценностей. Корреспондент Артхива провела на выставке в киевском PinchukArtCentre более четырех часов и проследила, как при взаимодействии посетителей вернисажа с представленными арт-объектами рождаются дополнительные смыслы.




Конкурс учредил Фонд Виктора Пинчука в 2009-м, так что вернисаж в Киеве еще и юбилейный.  Жюри назовет победителя 22 марта. Кроме гран-при, предполагаются специальные премии на общую сумму $20 000. По усмотрению жюри, это денежное вознаграждение могут разделить сразу между несколькими художниками – до 5 человек – для поддержки проектов, развивающих их художественную практику.

Работы создавались в двух направлениях. Первое – «археология будущего», когда прошлое и настоящее рассматривается художником сквозь призму будущего. Второе – изучение личности, представляющее собой размышления художника на тему взаимодействия в современном человеке традиционных и индивидуалистских ценностей.




1. Гала Поррас-Ким (Колумбия). Проект воспроизведения ритуальных элементов Пирамиды Солнца в Теотиуакани


По признанию художницы, ее работа «может стать первым шагом к признанию разрушения ритуала, причиной которого стало изъятие камней». Гала убеждена, что ритуальные объекты пирамиды были «сотворены силами, которые намного более могучие, чем мы».
В представленной инсталляции есть две картина, изображающие Солнце таким, каким мы его видим, на секунду прикрыв глаза.


Из диалогов посетителей:
– Сфотографируй меня на фоне этого «мигнувшего» Солнца, – попросила женщина свою спутницу.
– Конечно. И ты сама мигни при этом. Будет концептуально.

2. Каспер Босманс (Бельгия). Янтарная комната и Звездная палата (Киевские цвета)


Автор объединил в работе мифологию и историю. Множественные детали – украшения из янтаря, символические обломки Триумфальной арки, картины с геральдическими элементами и многое другое, – соединяются в единую композицию, отражающую концепцию мира художника.
Посетители рассматривают элементы инсталляции под звуки, которые «издает» череп аиста.


Из диалогов посетителей:
– Я не могу смотреть на эту птичку! Это ужасно.
– Тогда зачем ты на нее смотришь?
– Так ужас затягивает!

3. Эмилия Шкарнулите (Литва). t ½


В темной комнате зрителям предлагается полулежа просмотреть на сдвоенном экране тягучий и красивый закольцованный фильм, в котором природное переходит в механическое и наоборот.

Из диалогов посетителей:
– Ты понял, о чем фильм?
– Просто красиво.
– Красиво, да. Но меня так раздражает, когда я не могу точно сформулировать, что хотел сказать автор.
– Ну, допустим, то, что наш мир стремится к унификации?
– Нет, ну, это на поверхности лежит, конечно. Странно, что унификация смотрится красивее, чем типа индивидуальное, природное. Что со мной не так? Или это она вообще специально?

4. Эли Лунгаард (Норвегия). Варвары


Идея инсталляции: человек, на первое место в жизни ставящий удобство, преобразовывает природу, которая и так прекрасна.
Из диалогов посетителей:
Мужчина говорит по телефону: «Тут все очень-очень интересно. Правда, мне почти ничего непонятно. Но затягивает».

5. Таус Махачева (Россия). Количественная бесконечность вариантов


В зале – деформированные спортивные снаряды. Сопровождающая звуковая инсталляция представляет собой череду шаблонных фраз, которые частенько в процессе воспитания произносят родители, тем самым деформируя душу ребенка. «Не смей этого делать!», «Иди сюда, я кому сказала?», «Мне лучше знать» и т.д.

Из диалогов посетителей:
– Давай отсюда побыстрее уйдем, а то малыш может услышать, – громко шепчет молодая женщина мужу, на плече у которого мирно посапывает малыш в «кенгуру».
– Ты думаешь, такие фразочки пройдут мимо него? – спрашивает отец.
– Я никому этого не позволю! – нервничает мать.
– Кстати, это тоже клише. Вот это вот твое: «Я никому этого не позволю».

6. Коракрит Арунанондчаи (Таиланд). Комната, в которой ничего не происходит с людьми, у которых нет имен


Ключ к трактовке инсталляции – зеленый цвет. Его символичность и множественность значений в культуре. На одном из трех экранов демонстрируются кадры семейной хроники Коракрита, вплетая его жизнь в целое работы.


Из диалогов посетителей:
– Я тут странно себя чувствую, – говорит парень приятелю. – У меня все время эти ракушки хрустят под ногами. И мне кажется, что я ломаю экспонат.
– Тебе же ясно сказали: «С тобой НИЧЕГО не происходит». Смирись с этим.

7. Тойин Оджи Одутола (Нигерия)


По словам художницы, она старалась изобразить своих соплеменников так, будто им не довелось пережить столетия рабства. Словно этот трагический опыт раз и навсегда вычеркнут из их памяти.


Из диалогов посетителей:
– Немного непривычно, что здесь нет экранов, – делится пожилой мужчина со своей спутницей. – Мне особенно портрет
Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
этого мальчика нравится. – Мужчина показывает на картину «Сопротивление отбою». – Чем-то он меня напоминает в пионерском лагере. Это, конечно, рабством не назовешь, но то, что принудиловки там было много, – это факт.

8. Габриэль Голаят (ЮАР). Эта песня для…


В инсталляции на двух экранах женский коллектив исполняет шесть популярных композиций. Это те музыкальные произведения, с которыми себя ассоциируют жертвы сексуального насилия. Записи их историй на двух языках отражаются на стене.
Из диалогов посетителей:
– Это правильно, что об этом начинают говорить, – сообщает своему другу юная посетительница в ярком берете.
– Начинают? По-моему, говорят уже слишком много и часто, – бурчит тот.
Девушка демонстративно вырывает из его ладоней свою руку и подходит поближе к стене, чтобы прочитать все собранные истории. Молодой человек растерянно смотрит по сторонам.

9. Алия Фарид (Кувейт). Хранилище


В инсталляции сочетаются неоновые символы Ислама, нависающие над макетами памятников исторического наследия доисламского периода. Сами памятники в современном Кувейте до сих пор не обрели своего места даже в музейных экспозициях.

Из диалогов посетителей:
– Слишком очевидное высказывание, ты не находишь?
– Я нахожу, что она смелая.

10. Дэниел Тернер (США). ВКПЛ Балка 1, ВКПЛ Балка 2, Полирование


Материалом для инсталляции послужили железные кровати одной из самых старых психиатрических клиник Украины. Металл превратили в балки. Железными сетками кроватей Дэниел отполировал часть стены в зале.

Из диалогов посетителей:
– Не трогай! Там скопление негативной энергии! – в ужасе шипит женщина, увидев, как ее спутник пытается прикоснуться к балке.
– Ты в это веришь?
– Конечно!
– Тогда тебя должен сильно расстраивать бензин в твоей машине. Он весь состоит из страданий динозавров.

11. Якоб Стеенсен (Дания). Ре-Анимация


Работа рассказывает о вымершей в 80-е годы ХХ века птице Коваи. Причиной гибели целого вида стал завезенный на остров малярийный комар. Посетители могут послушать последнюю брачную песню, записанную орнитологами, а также увидеть птицу в виртуальной реальности.
Из диалогов посетителей:
– Такие очереди к этим VR-очкам. Я уже третий раз в этом зале и все не могу на эту птичку посмотреть.
– Это все, что тебя задевает? То есть саму птичку, которая вообще уже никуда посмотреть не может, тебе не жалко?

12. Сондра Перри (США). Генеалогия для рабочей станции со многими мониторами: номер один


Художница одной из целей своей работы обозначила как «желание показать рутинную жизнь общины».

Из диалогов посетителей:
– Я бы ни за что не связал эту работу с желанием показать простую жизнь. Лично я и мои родные не чистят картошку в балаклавах.
– Вряд люди на экране чистят картошку.
– Тем более.

13. Монира Аль Кадири (Кувейт) Ныряльщик


В работе символично показано прошлое и настоящее страны, которая отказалась от старинного промысла ловцов жемчуга и стала нефтедобывающей.


Из диалогов посетителей:
– Тень от раковины похожа на гигантского жука. Немного страшно, правда? – жмется к маме девочка-подросток.
– Разве что совсем чуть-чуть. Смотри, какие жемчужины в банке.
– Ну, мама!
– Ладно-ладно. Пойдем.

14. Мэдисон Байкрофт (Австралия). Веселый Роджер и друзья


Инсталляция включает в себя картины, скульптурные объекты и видеоисторию двух женщин XVIII века, которые переоделись мужчинами, чтобы стать пиратами. Героем работы стал моллюск, который в течении жизни может менять пол.


Из диалогов посетителей:
– Это просто потрясающе! Ты видела эту женщину с бородой?
– Нееет. В каком зале?
– Да при чем здесь зал? Тут, среди нас ходит. Блондинка такая. А у нее явно борода пробивается. Если быстрее пойдем, мы ее догоним.

15. Базель Аббас и Руанн Абу-Раме (Палестина, США). Свидетельствуй, о, ясная зоря и В этом страшном приграничье, где существование и исчезновения людей сливаются


В видеофильме авторы хотели передать то, что пережили их родственники и знакомые, живущие в приграничной зоне. Используются кадры из исторических хроник.
Из диалогов посетителей:
– Очень актуально для Украины сейчас, – произносит мужчина в темном свитере. – Я недавно в Донецк ездил.
Ему никто не ответил...

16. Маргерит Юмо (Франция). Пороги


Вместо инсталляций – рисунки и проекты объектов. Сама художница о своей работе сказала так: «При помощи 2D рисунков создаю 4D модель». И это все, что она просила рассказывать о своих работах.


Из диалогов посетителей:
– Я, конечно, не специалист. Но тебе не кажется, что некоторые работы здесь напоминают половые органы?
– Ой, тебе всё их напоминает. Но, с другой стороны, может это такая концепция? Как бы намек на то, чем в результате накроется весь наш мир?

17. Лаура Уэртас Миллан (Колумбия). «Let my people go»


Пятиканальная композиция, которая рассказывает о коке. Художница признавалась, что сначала хотела в своей работе говорить о мафии, но в конечном итоге пришла к тому, что кока – важная часть культуры Колумбии, часть ее мифологии и верований.
Из диалогов посетителей:
– В кока-колу раньше тоже листья коки добавляли, и все было нормально, – говорит молодой человек своей спутнице.
– А из конопли бумагу делали и ткани, – добавляет она.
– Ну, все меняется. Может, опять скоро все разрешат.

18. Родриго Эрнандес (Мексика). Нет ничего постоянного. Я ничего не могу удержать в руках надолго


На работах из латуни художник старался запечатлеть краткий миг, который в следующую секунду уже будет разрушен, трансформировавшись в нечто совсем иное.


Из диалогов посетителей:
– Мама! Мама! Смотри, какая хорошенькая обезьянка! – девочка даже подпрыгивает.
– Да, она милая.
– Она хочет съесть птичку?
– С чего ты взяла? Она ее просто обнимает.
– Как это здорово.
– Да, Лиза. И обезьянки, и люди не всегда поедают то, что вначале обнимают.

19. Ю Араки (Япония). Двустворчатые


Инсталляция размещается в железном ящике. Ее основная тема – коммуникации. Каждая деталь несет свою смысловую нагрузку. Например, рисунок на обоях показывает, как выглядит речевой аппарат при произнесении французского «р».


Из диалогов посетителей:
– Японцы как никто, наверное, осознают, что изобретение новых гаджетов пониманию не способствует, – назидательно сообщает мужчина в пустоту.
– Да, – улыбаясь соглашается рядом стоящая женщина. – С гаджетами намного проще НЕ понимать друг друга.

20. Анна Звягинцева (Украина). Декларация о намерении и сомнении


Трехканальное видео: на первом экране мужчина направляет софит на подиум. На втором перформанка выполняет рутинное действие – моет пол в том месте, куда ей укажет световое пятно. Третий экран
Трафаретная печать – это процесс воспроизведения изображений и надписей, при котором чернила проходят через сетчатую форму на печатную поверхность. На форме создаётся трафарет – области, непроницаемые для печатной краски. Краска, которая проходит через сетку, формирует печатное изображение. Читать дальше
демонстрирует общий план.

Из диалогов посетителей:
– Что с тобой? – обращается к своей спутнице молодой человек. Девушка посмотрела видео и теперь шепчет «бррр».
– Да я просто поймала себя на мысли, что сейчас как раз переживаю в своей жизни стадию: «Хорошо бы дать по морде тому, кто мне «подсвечивает», когда я мою пол».

21. Cooking Sections (Великобритания). CLIMAVORE


Художники борются за права почвы не быть истощенной. В Украине они представили инсталляцию, посвященную, в том числе, истории украинского земледелия. Работу можно увидеть не в обычном Центре, а в одном из подвалов Бессарабского рынка. Дуэт выбрал это место, потому что оно тесно связано с Голодомором 1932-33 годов.

Я не очень уютно чувствую себя в подвалах, поэтому поспешила на воздух. И… заблудилась. К счастью, увидела женщину. Судя по специальной одежде, явно работницу рынка.
– Простите, пожалуйста, вы не подскажете, где здесь выход? – кинулась к ней.
– Нет, извините, не в курсе.
Выставка произвела на меня сильное впечатление. Но ответ женщины так и вовсе сразил. Кто она? Перформанка? Реализация концепции безвыходной ситуации? Тролль?
Пока я хватала ртом воздух, работница, видимо, осознала мой вопрос.
– А! Вы выход ищете? Знаю, конечно. Пойдемте.
Выйдя на свежий воздух, отдышалась.
Спасибо! Было незабываемо!

Главная иллюстрация: Якоб Стеенсен и Емилия Шкарнулите, художники-номинанты. Фотография предоставлена PinchukArtCentre © 2019. Фотографы: Сергей Ильин, Александр Пилюгин

Автор: текст, фото (кроме указанных) - Елена Сироид