Регистрация

Настоящий «код да Винчи»: кто привёз рисунки итальянского гения в Британию? Сенсационный детектив к "гастролям" коллекции

Мне нравится7       0  
Десять рисунков Леонардо да Винчи из Королевской коллекции в следующем году совершат тур по залам Великобритании и Ирландии. Это лишь одна шестидесятая часть эскизов и чертежей великого итальянского гения, которые принадлежат британской короне. Однако как они попали на Туманный Альбион в 17 веке — в разгар гражданской войны и кровопролития? Публицист Джонатан Джонсон предположил, что к этому причастны король, граф и придворный живописец.
В перечень работ, которые в феврале 2016 года отправятся по городам Британии, войдёт рисунок мелом «Святая Анна», эскизы тел, животных, воды и растений, а также некоторые технические чертежи. Фото: Royal Collection Trust
Выставка начнётся в галерее Лэнг в Ньюкасле. Затем работы «посетят» Национальную галерею Ирландии в Дублине, Замок-музей Ноттингема, а также арт-галерею Глинн Вивиан в Суонси.

Детектив на фоне войны

За всю жизнь да Винчи создал лишь около 20 картин, включая «Мону Лизу» и «Тайную вечерю», но оставил после себя множество рисунков и чертежей. В них находится ключ к пониманию его гения, но одна тайна остаётся нераскрытой: как 600 работ попали из Европы в Виндзорский дворец, да ещё и в одни из самых кровавых периодов британской истории? Мог ли их тайком привезти король Карл I? Или, может быть, бумаги монарху подарил придворный живописец Питер Пауль Рубенс?
Арт-критик газеты The Guardian Джонатан Джонс заявляет, что разгадал настоящий «код да Винчи»: «Я знаю, кто привёз величайшие рисунки Леонардо в Британию»
«Это детективная история об искусстве и войне в кровавый период истории Великобритании. В 1649-м году Карл I был обезглавлен в ходе гражданской войны, в которой погибли множество его подданных. Так или иначе, но пока умирали люди, самые драгоценные реликвии итальянского Возрождения — рисунки и заметки Леонардо — были привезены в страну», пишет автор.


При этом не существует записей о владельце рисунков на протяжении почти сотни лет — в 1600-х годах, — до первого упоминания о них в Королевской коллекции в 1690-м. После этого они снова исчезли, пока не были обнаружены в сундуке в 18 веке, в период царствования Георга III.

Иллюстрация: рисунки и заметки Леонардо да Винчи при вскрытии утробы погибшей матери (ок. 1510 года)

Поделиться   Поделиться  Поделиться  

Бумаги Мельци и альбомы Леони

Завещание Леонардо свидетельствует о том, что его волновала судьба его иллюстрированных сочинений. Он оставил записи своему любимому ученику Франческо Мельци, «все и каждую из книг, которой владеет сейчас завещатель», говорится в духовной, которая была составлена во французском Амбруазе.

Мельци перевёз манускрипты и разрозненные бумаги в родной Милан, где сделал всё возможное для их упорядочения. В частности, он показал записи живописцу и историку искусства Джорджо Вазари, и потрудился над изданием по крайней мере одной книги из записок Леонардо — «Трактата о живописи», рукопись которого находится теперь в Ватикане. Однако после смерти самого Мельци бумаги Леонардо отправились в сложное путешествие по Европе.

Иллюстрация: Франческо Мельци, предполагаемый автопортрет

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
Наследники Мельци в Милане не поняли, что за специфические документы им достались; они бросили бумаги гнить или продавали оптом случайным людям. В результате большое количество записей и рисунков получил работавший в Мадриде скульптор Помпео Леони, который и собрал их в кожаные переплёты.
Фото: Royal Collection Trust
В 1690 году наиболее значительные альбомы Леони точно находились в сокровищнице британской монархии. Но как такие большие книги попали на остров незамеченными? Почему нет записей об их ввозе? Как они сохранились? И ещё: почему британские пуритане, охранявшие своё государство от «варварского» итальянского Возрождения, даже заинтересовались ими?

Король, граф и живописец

Ещё один из исторических эпизодов тех лет связан с тайной поездкой принца — будущего короля Карла — в Испанию, где он вмешался в переговоры о своём браке с инфантой. Свадьба не состоялась, но там вельможа видел много произведений искусства и даже нагло выпрашивал подарки у Тициана.
Судя по всему, став королём, он решил сделать Лондон конкурентом континентальных «столиц живописи». Может быть, из Мадрида он привёз контрабандой и альбомы Леонардо? Но профессор из Оксфорда Мартин Кемп считает это маловероятным.
Джонатан Джонс обращает своё внимание на ещё одну историческую фигуру — Томаса Говарда, второго графа Арундела, наиболее известного советника Карла в вопросах искусства. Он также собирал рисунки, и в поездках по Европе наверняка видел сборники Леони, которые сейчас находятся в Королевской коллекции.
Питер Пауль Рубенс, портрет Томаса Говарда, графа Арундела
Итак, есть две возможности: либо Карл сам купил альбомы Леони, либо это сделал граф Арундел. В любом случае ясно, что книги попали в Лондон ещё до казни короля. Но Джонатан Джонс отвергает и эту версию. Он считает, что и монарх, и вельможа были страстными коллекционерами, но не гениями. А приобретение лучшей в мире коллекции рисунков Леонардо указывает на почерк именно гения.
В 1629 году некто приехал ко двору Карла I — некто, кто понимал Леонардо да Винчи лучше других. Этот человек — Питер Пауль Рубенс.
  • Питер Пауль Рубенс, копия картины Леонардо да Винчи "Битва при Ангиари". Лувр, Париж
  • Питер Пауль Рубенс, "Святой Георгий и дракон" (фрагмент). Музей Прадо
Джонатан Джонс находит множество параллелей между рисунками да Винчи и картинами голландского живописца. Анализируя их произведения, исследователь приходит к выводу, что Рубенс наверняка держал в руках альбомы Леони.
В Лондон он прибыл не только как живописец, но и как дипломат, — чтобы заключить мир между испанским и британским двором. «А что могло очаровать Карла I больше, чем поистине уникальное сокровище?», спрашивает Джонатан Джонс.
Джонатан Джонс считает, что именно Рубенс подарил Карлу I примерно 600 рисунков, которые можно найти в Виндзорской сокровищнице — от набросков к «Тайной вечере» до монструозных карикатур
Своими наблюдениями арт-критик поделился с профессором Мартином Кемпом и отметил в своей статье в «Гардиан», что тот был взволнован.
Джонатан Джонс настаивает, что приблизился к разгадке: «Финальные доказательства слабы, но косвенные настолько очевидны, что я уверен в своём выводе».
КомментироватьКомментарии
HELP