Регистрация

Спецфонд Национального художественного музея Украины: “Эти картины собирались до 1939 года и должны были быть уничтожены” - интервью с хранителем музея о тайнах, открытиях собрания и о грядущей выставке.

Мне нравится10       0  
Киевский музей приветливо встречает своих посетителей: зрители неторопливо прогуливаются по залам, любуясь красивыми картинами, многие заглядывают на открытую еще выставку Анатолия Сумара, складывается впечатление спокойного, размеренного ритма… И только после беседы с главным хранителем понимаешь, насколько наполненной является внутренняя жизнь музея. Он, как некий организм, живет своей жизнью, а иногда — еще и открывает свои секреты. И тогда запасники преподносят сюрпризы, сулящие новые сенсации, а сотрудники, исследуя неизвестное, спешат поделиться своими открытиями.

Хранитель национального музея Юлия Александровна Литвинец делится с АРТХИВом новыми проектами, и самое неожиданное — рассказывает о таинственных картинах из спецфонда, которые десятилетия хранились за семью печатями!
— Юлия Александровна, расскажите, пожалуйста, давно вы работаете главным хранителем музея? Как все начиналось?

— Я работаю в музее уже 10 лет, и попала, можно сказать, случайно, — до этого никогда и не мечтала здесь работать. Даже увольнялась, но вернулась — говорят, кто однажды попадает в музей, навсегда остается в нем. Для меня это магическое, мистическое место, у которого есть сердце и душа, оно притягивает, и у меня такое впечатление, что музей сам выбирает себе сотрудников.

— Работа у вас, наверное, очень интересная! Много ли обязанностей у главного хранителя?

(улыбается) Обязанности настолько разнообразны, что выходят за рамки инструкции. Главные, конечно, — это учет и сохранение предметов искусства, но это также и оформление новых поступлений в коллекцию, соблюдение норм сохранности, наблюдение за климатом, охраной музея, видеонаблюдением… И в этой административной работе я иногда вспоминаю о законченной Академии, о своих планах, о подающем надежды молодом специалисте, и тогда выкраиваю время для научной работы — для своих научных интересов.

— Наверное, не покидая музея, можно совершить немало открытий. Юлия Александровна, мы все — пленники стереотипа о том, что самые ценные предметы прячутся в Фондах. Так ли это?

— Что касается стереотипа, то ответ — и да, и нет. Каждый музей в своей постоянной экспозиции представляет самое лучшее из собрания. Но не все лучшее может разместить музей, и это проблема всех украинских музеев: не хватает площадей. В экспозиции у нас выставлено не более 3% и можно лишь представить, какой массив находится в фондохранилищах! Но нельзя назвать все эти вещи «сокровищами» высшего качества.

Возьмем, например, картину Г. Мелихова «Т. Шевченко в мастерской П. Брюллова» — это большое программное полотно, к которому в музее хранится большой подготовительный живописный и графический материал — около 70-ти рисунков, эскизов, зарисовок. Каждая деталь к картине показывает поиски художника, и эти вещи интересны, но, скорее, на монографической выставке. Они позволяют показать путь художника к созданию шедевра. Эта часть фондов интересна с научной точки зрения, ну, а для постоянной экспозиции, где показаны основные этапы развития украинского искусства, она не подходит.

— Но все же многие интересные экспонаты остаются не в поле зрения ценителей искусства. Что же можно сделать?

— Строить! Наш музей был построен еще при царской России, когда музейное дело только начинало развиваться. Планировалось построить намного большее здание, но с этим не сложилось, и место для строительства было выбрано не наилучшее. Под нашим музеем проходит ручей, и мы находимся между двумя валами, в которых три системы дренажа, они отводят воды от сооружения. На момент окончания строительства музея само собрание превышало выставочную площадь. А сейчас собрание еще больше, и мы не хотим лишать киевлян и туристов наших шедевров, поэтому есть планы на будущее. Один из них — создать дипозитарий, в котором мы разместим часть коллекции, откроем реставрационную мастерскую, здесь же будут работать наши научные сотрудники и заниматься образовательными программами.

— И все же, Юлия Александровна, какие тайны скрываются в Фондах Музея?

 — Расскажу как раз о своем «родном», — о том, чем сейчас занимаюсь. С 2010 года я изучаю закрытую часть фондов — спецфонд с картинами, которые не экспонировались с 1937 года.

— Что означает спецфонд, как и когда он был сформирован?

— Спецфонд был создан в 1937 году: в наш музей со всей Украины направлялись работы художников, которых обвиняли в формализме, национализме или «искажении действительности». Эти картины собирались до 1939 года и должны были быть уничтожены. Помешала война, а после войны уже не стоял вопрос об их уничтожении, а, скорее, вопрос, что же делать с этими работами. К началу ІІ Мировой войны спецфонд насчитывал 1 800 предметов декоративно-прикладного и изобразительного искусства, среди них было 497 картин, сейчас в музее осталось 80% этих картин. До 1987 году они хранились в закрытом помещении, доступ к которому был только у директора и главного хранителя.

— Картины каких художников попали в спецфонд?

— Это были художники разных направлений: от авангарда до реализма. В 1987 году небольшую часть картин вывели из спецфонда и они стали частью экспозиции. Это наше собрание авангарда, которое на 99% состоит из спецфонда: картины А. Экстер, А. Богомазова, Д. Бурлюка, В. Пальмова, О. Грищенко…
Александр Константинович Богомазов. Правка пил
Александр Константинович Богомазов
1927
Александр Константинович Богомазов. Городской пейзаж. Гончары
Александр Константинович Богомазов
1928
Александр Константинович Богомазов. Похорон
Александр Константинович Богомазов
1920
Виктор Никандрович Пальмов. Групповой портрет (М.Чужак, С.Третьяков, М.Асеев)
Виктор Никандрович Пальмов
1921
До 1980 года произведения А. Экстер числились как «произведения неизвестного художника». На картине «Три женские фигуры» леди в красном элегантном платье и широкополой шляпе — это Александра Экстер, а рядом две ее подруги — художницы Евгения Прибильская и Наталья Давыдова с собачкой на руках.
Александра Александровна Экстер. Три женские фигуры

Яркий авангардист, участник «Бубнового валета» Олекса Грищенко после революции выехал в Турцию, потом во Францию, за границей его манера изменилась. А в музее хранится ранняя работа «Натюрморт с агавой», здесь чувствуется влияние кубофутуризма и древней иконописи, которую художник изучал и прекрасно знал.

В спецфонде была картина «Мост» Иссахар-Бер Рыбака, сейчас она тоже в зале авангарда. Художник учился в Киеве — в художественном училище у А. Мурашко и в мастерской А. Экстер, был участником Культур-лиги в 1918—1919 — общества еврейских художников, задание которого было «превратить наши массы в интеллигенцию и привлечь интеллектуалов к культуре идиш». Умер Рыбак в Париже в 1935 г. Его картины очень популярны у коллекционеров в Израиле и Франции.

— Какие замечательные картины сохранились! Есть ли еще в постоянной экспозиции картины из спецфонда?

— Это чудом сохранившиеся картины репрессированных художников Михаила Бойчук и его учеников, так называемых бойчукистов: К. Гвоздика, Падалки, Седляра, О. Павленко, Котляревской, Е. Сагайдачного, а также известного живописца А. Петрицкого и художника исторического жанра И.Ивасюка.
Кирилл Васильевич Гвоздик. Крестьяне в поле
Кирилл Васильевич Гвоздик
1929
Оксана Трофимовна Павленко. Да здравствует 8 Марта!
Оксана Трофимовна Павленко
1931
Онуфрий Терентьевич Бизюков. На плоту
Онуфрий Терентьевич Бизюков
1933
Михаил Львович Бойчук. Молочница
Михаил Львович Бойчук
1923
Николай Андреевич Рокицкий. Возле яблони
Николай Андреевич Рокицкий
1928
Евгений Яковлевич Сагайдачный. За водой
Евгений Яковлевич Сагайдачный
1920-е
Василий Феофанович Седляр. Возле сельскохозяйственной машины
Василий Феофанович Седляр
1931

На выставке можно увидеть огромное полотно И. Ивасюка «Въезд Б. Хмельницкого в Киев». Художник закончил Мюнхенскую академию и работал в Киеве, Львове, Харькове, а в 1935 его репрессировали. У нас еще есть его работы «Въезд Николая II во Львов» и «Конная атака».

— Это одни из лучших работ в нашем музее начала ХХ века, можно представить, какие картины еще остаются закрытыми в спецфонде?!

— Остались картины знаменитых художников, как, например, Л. Крамаренко, и работы малоизвестных или неизвестных мастеров, которые не выставлялись с 1937 года. Сейчас я готовлю выставку этих картин, она запланирована на начало декабря. Готовится каталог, в него войдет около 300 картин, в экспозиции покажем около 80 работ. Это еще один шаг к выявлению настоящей картины украинского искусства ХХ века.

— Вы ожидаете, выставка станет неожиданностью для зрителей?

— Однозначно, это будет сюрприз для всех! Раньше даже у искусствоведов не было возможности ознакомиться с этими работами. Зрители увидят картины, которые никто не знает.

— Насколько значительно это событие — выставка и появление неизвестных картин?

— В контексте украинского искусства ХХ века есть авангард×Малевич, «изобретая» супрематизм, в мастерскую никого не пускал. Единственным исключением была художница-авангардистка Александра Экстер. Некогда жительница Киева, переехав во Францию, она преподавала в школе Фернана Леже, создавала «модельную» одежду, и после долгого забвения ее картины сегодня ценятся «на миллион». Наш небольшой экскурс – по киевским маршрутам «амазонки русского авангарда». читать дальше , затем бойчукисты, дальше -Ф.Кричевский, и потом неожиданно — соцреализм×Социалистический реализм — художественный метод, распространенный в искусстве СССР и других социалистических стран. Был одобрен на партийном съезде 1932 года как инструмент для укрепления авторитета партии и продвижения государственных идей. читать дальше . И получается, что художники, чьи работы находятся в спецфонде, «выпали из контекста» изобразительного искусства, и остается много неизвестных имен. Они долго считались художниками второго, а то и третьего плана. Я думаю, это очень несправедливо и моя задача изменить это отношение и вернуть их имена в историю украинского искусства.

— Юлия Александровна, а можно увидеть работы, которые попадут на выставку?

Юлия Александровна показывает фотографии этих работ.
— Вот картина масштаба К. Петрова-Водкина «Отдых» 1920-х годов! А была написана учеником Киевского художественного института А.Сиротенко.
Замечательный «Портрет мальчика» Я. С. Юрченко; картина в народном стиле, характерном для бойчукистов «Связь на Дальнем Востоке» П. В. Стовбуненко; шикарная работа Николая Янчука «Натурщица» 1927 года, пока о нем нет никакой информации, но я обязательно узнаю (улыбается). Из известных художников покажем «неизвестную, новую» картину Л. Крамаренко с красноречивым названием «Куркуль».
— Юлия Александровна, почему эти картины оставались скрытыми в фондах музея, ведь авангард×Малевич, «изобретая» супрематизм, в мастерскую никого не пускал. Единственным исключением была художница-авангардистка Александра Экстер. Некогда жительница Киева, переехав во Францию, она преподавала в школе Фернана Леже, создавала «модельную» одежду, и после долгого забвения ее картины сегодня ценятся «на миллион». Наш небольшой экскурс – по киевским маршрутам «амазонки русского авангарда». читать дальше и бойчукисты попали в постоянную коллекцию еще в конце 1980-х гг.

— У собрания спецфонда есть своя история: работы закончили собирать в 1939 г., во время войны часть из них была вывезена в Германию, на некоторых картинах даже остались немецкие надписи. В 1956 г. во время инвентаризации коллекцию спецфонда перевели в так называемую «пятую» или «нулевую» категорию, то есть произведения невысокого уровня, и так продолжалось до 1987 года. А в 1987 году в стране начинается «оттепель» и небольшая часть произведений переводится из 5-ой категории в основной фонд. В 1990-е годы собранием начали интересоваться искусствоведы, и в 1998 году мы подготовили выставку спецфонда, показав 55 картин. Ну, а 4 года назад я снова обратилась к спецфонду, потому что на тот момент еще многие произведения оставались неизвестными даже сотрудникам музея. Они хранились накрученными на огромные валы, и, знаете, это очень трудная физическая работа — раскрутить масштабные полотна с огромных тяжелых валов! И вот, первое, — удалось раскрутить валы, и второе — открылись архивы Службы Безопасности. Мы уже развернули большинство произведений, отдали их на реставрацию и занялись архивами. Сейчас я готовлю научный каталог с информацией о произведениях и об их авторах.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей работе, как вы изучаете фонд?

— Работа сложная, кропотливая, но захватывающая. Многие из работ необходимо идентифицировать, а для этого надо изучить инвентарные книги с 1930-х годов. Например, многие акты из книги за 1939 год конфисковал НКВД, за 1941 книга не сохранилась, неизвестно какие работы остались в Германии, вывезенные в 1944 году. Так, пропала картина Бурлюка «Казак Мамай». Так что спецфонд — это еще и часть проекта по поиску произведений, полной инвентаризации музея.

— Юлия Александровна, книги не сохранились, художники есть малоизвестные, как вы идентифицируете их картины?

— Постоянно работаю со старыми каталогами, ведь большинство художников спецфонда активно экспонировались до 1937 года и многие картины поступили из Базы художественных выставок, которая находилась в Харькове (столице Украины до 1934 года). У нас есть каталог ІІ Всеукраинской выставки 1929 года — это очень, очень ценный каталог, здесь есть иллюстрации, и по фотографиям можно их идентифицировать с нашими работами. Например, в каталоге увидела нашу картину Шехтмана «Переселенцы»! И когда такое происходит, — когда находишь «нашу» картину, — радости нет предела!
Также я долго работала с архивами СБУ: изучала дела художников. Ведь на многих из тех художников, работы которых хранятся в спецфонде, заводились «дела» в СБУ, люди были репрессированы или отправлены в ссылку. Художников втягивали в ту воронку, которая затягивала, перемалывала судьбы, и была направлена на уничтожение интеллигенции.

Например, Бизюков Онуфрий Терентьевич — ученик М. Бойчука и его последователь, — был осужден в 1935 году как «активный участник контрреволюционной националистической террористической организации» и отправлен в ссылку. Я читала множество доносов на него от его коллег по работе в художественном училище. Ужас! Он обвинялся в том, что «ориентировался на западное буржуазное искусство и по своим взглядам строил свою преподавательскую деятельность, отрицая пролетарский реализм. Красноармейцев он изображает не в образе живых реалистических бойцов, а манекенов, и извращает героев Красной Армии». В начале Отечественной войны он попросился на фронт, вернулся и был реабилитирован. На выставке мы покажем его картины «Моряк с винтовкой» и «Пиляри» 1930−1931 г. г., — работы очень интересные, так как после войны его живописная манера

— Расскажите, пожалуйста, еще о каком-то художнике, о котором удалось собрать информацию…

— Все эти художники со сложной судьбой: кто-то из них в 1932 году уехал в Москву или Ленинград, некоторые бежали даже в Казахстан, в надежде спастись от советской власти, а многих отправили в ссылку.

Вот история А. М. Черкасского (1886−1968) — замечательного киевского художника. В 1915 году он закончил Петербургскую Академию искусств и преподавал в Киевском художественном институте, был профессором. До 1937 г. принимал активное участие в выставках. У нас есть 16 картин А. Черкасского этого периода. Писал он в предметной, реалистической манере на сюжеты традиционные для того времени: ударный труд, митинги, прославление Советской власти. В 1937 г. художник почувствовал угрозу и уехал в Казахстан. Преподавал в Алма-Атинском художественном училище и был удостоен звания народного художника Казахстана. После его смерти из Алма-Аты нам передали архив художника. На выставке покажем его замечательные работы «Доярка» 1930-е гг. и «Молдаванская семья».
Абрам Маркович Черкасский. Молдаванская семья
Абрам Маркович Черкасский. Доярка
На выставке будут и работы Василия Ивановича Сильвестрова (1888−1938) — винницкого художника. С 1905 года учился в Киевском художественном училище у Н. Мурашко и Г. Дядченко вместе с А. Петрицким, М. Козиком и А. Черкасским, затем продолжил обучение в Петербургской Академии, но из-за климата часто болел и вынужден был вернуться в Украину. В Петербурге В. Сильвестров познакомился с Ф. Кричевским и вместе с ним перевелся в Киевский институт, где учился у А. Шовкуненко.

На выставке будет его этюд×Этюд – учебный набросок, который художник использует для изучения натуры. Эдакие прописи для художника, где все просто и понятно. Этюд пишется быстро, точно, схематично, буквально на коленке – это проверенный способ осязания мира и его каталогизации. Но статус этюда в истории искусства настолько неустойчив, что иногда он приобретает значение гораздо большее, чем финальная картина, для которой он служил подспорьем. Его окружают серьезной широкой рамой – и водружают на музейные стены. Так в каком же случае этюд – это ученическая разминка, а в каком – самостоятельное, живое и ценное, произведение? читать дальше «Селяне», 1936 года и совсем в другой, неожиданной манере — картина «Погром». В 1930 году она экспонировалась под названием «Перед еврейским погромом», в Винницком музее хранится похожий вариант.
Василий Иванович Сильвестров. Селяне
Василий Иванович Сильвестров. Погром
— Юлия Александровна, во время ваших исследований и работой со многими архивами, материалами, встречались какие-то совершенно неожиданные истории?

— В спецфонд музея попали картины художника Васильева, о котором было известно только то, что он из Одессы. Каким-то чудом его жена в 1939 году отсудила и забрала его картины. И, таким образом, этот художник остается загадкой: картин его нет, информации о нем — тоже. И вот в каталоге выставок за 1929 год я случайно увидела работу одесского художника Васильева «Партизан», и теперь известен его инициал — «П». И, несмотря на то, что его картины не сохранились, по фотографии можно понять живописную манеру мастера и отнести его к той или иной когорте художников. Вот такая интересная детективная история! Возможно, когда-нибудь будет ее продолжение. А еще в том же каталоге я увидела фотографию скульптуры Писаренко «Жнива» и узнала ее нижнюю часть! У нас в запасниках хранится фрагмент этой скульптуры как работа неизвестного мастера. Работа со спецфондом приподносит постоянные сюрпризы!

— Получается, музейное собрание живет в постоянном движении, а неизвестные картины из спецфонда помагают открывать и другие тайны музея, как будто «по цепочке»! Желаем Вам успешной подготовки к выставке и удачного завершения «расследования».
Юлия Александровна, и напоследок, возвращаясь к собранию музея, какие бы Вы выделили наилучшие произведения в собрании икон — я буквально недавно слышала немало восторгов о коллекции!

— Наша коллекция икон — это элитные шедевры. Абсолютно все! Собрание небольшое — около 700 произведений, в постоянной экспозиции — около ста. Говорю с вами, а перед глазами будто слайды проходят: Волынская Богородица — это эталон, Святой Георгий, иконы из калушского иконостаса — и это эталон… А украинское барокко×
Сменивший Ренессанс стиль барокко, в отличие от искусства Возрождения, сохранявшего дистанцию между произведением и зрителем, стремился потрясти душу. Разумеется, успешно: живописные жемчужины тех времен  - истинные сокровища.
читать дальше
! Березнянский иконостас, святые мученицы из Конотопа — это действительно бесспорные шедевры! Они прошли испытание временем. И испытания также в том, что они смогли дожить до наших дней, ведь у нас исторически так складывается, что нужно «все до основания разрушить, а затем… «. И эти крохи сохранились, и это все — наши жемчужинки. С ними связаны просто удивительные истории!
Украинская Икона Волынь. Волынская Богородица
Украинская Икона Волынь
XIV век, 48×85 см
Украинский Иконописец XVIII века. Деисус из иконостаса Вознесенской церкви села Березны на Черниговщине
Украинский Иконописец XVIII века. Великомученицы Анастасия и Иуляния
Украинский Иконописец XVIII века
XVIII век, 70×114 см
Украинская Икона. Великомученицы Варвара и Екатерина
Украинская Икона
XVIII век, 70×114 см
Украинский Иконописец XVIII века. Покрова Богородицы из Покровской церкви села Сулимовка в Киевской области

Икону «Святой Георгий» ХІІ века нашла профессор искусствовед Л. С. Миляева в 1960-е гг. Узнав, что где-то в Мариуполе когда-то видели древнюю византийскую икону, Людмила Семеновна вместе с еще одним легендарным искусствоведом Г. Логвиным отправились на поиски. Искали по всем музеям, по всем собором Мариуполя и окрестностям — никаких следов. В последний день, подписывая бумаги в музее, случайно заглянули в крошечную подсобку и нашли икону там — она лежала на полу — лицом вниз! Икону реставрировали и благодаря тому, что ее запросили на выставку в Нью-Йорк как редчайший образец византийского искусства, оформили в стеклянную колбу.

К шедеврам относятся и иконы непрофессиональных, народных мастеров. Конечно, не о каноне и пропорциях идет речь, а о том эмоциональном настроении, которые они вызывают. Недавно мы начали собирать народные иконы конца ХІХ — начала ХХ века, ведь раньше ценились в основном иконы до XVIII века.
Украинский Иконописец XVIII века. Христос - Виноградная лоза
Украинский Иконописец XVIII века
1740-е , 65×93 см
Украинский Иконописец XVIII века. Деисус из иконостаса церкви Святой Параскевы села Космач Ивано-Франковской области
Украинский Иконописец XVIII века. Христос - Недремне око
Украинский Иконописец XVIII века
1735, 79×65 см
Украинский Иконописец XVIII века. Троица Старозаветная
Украинский Иконописец XVIII века
1750-е , 70.5×105 см
— Юлия Александровна, а каким образом сейчас пополняется собрание музея, возрождаются ли традиции меценатов начала ХХ века?

— Да, коллекционеры преподносят в дар музею работы из своих собраний, среди них есть очень ценные вещи. Например, в 2005 году коллекционер Ю. Вязьмитинов подарил музею ряд икон и картины казака Мамая XVIII века, а за прошлый год музею подарили 250 работ, среди них — графика И. Н. Плещинского. Кроме того современные художники дарят свои картины после выставки, проведенной в музее.

…Честно говоря, рассказ главного хранителя о картинах спецфонда для меня стал настоящей сенсацией — картины и истории удивительны! Новость о появлении новых имен в украинском искусстве, возможно, — новых шедевров, — совершенно потрясла. Искренне благодарим Юлию Александровну за интереснейшую беседу, за приоткрытую тайну читателям АРТХИВа и с нетерпением будем ждать предстоящей выставки.
КомментироватьКомментарии
HELP