Регистрация

Художница и экс-галерист Татьяна Биновская — об ангелах в ЮАР, арт-бизнесе и новостях «в Кейптаунском порту»

Мне нравится2       0  
В одесской галерее «Сады Победы» состоялась персональная выставка художницы Татьяны Биновской. В прошлом Татьяна — известный в Украине галерист, создатель и директор одесской Морской арт-галереи, а также коллекционер. В 2009 году она переехала в ЮАР, где давно живет ее дочь с семьей, и сосредоточилась на своем творчестве. Артхив расспросил Татьяну об арт-реалиях двух стран, о темах последних работ, моделях, найденных в горах и на улицах Кейптауна, и о том, может ли современный художник прожить за счет продажи картин.
Татьяна Биновская
— На большинстве картин, представленных на выставке, — женские лица. Это серия?

— Это новая серия, над которой я сейчас работаю, она называется «Леди». Когда ты впервые приезжаешь в Южную Африку, тебя поражают красивые африканские лица. Но когда начинаешь жить там, ты знакомишься с белыми людьми, предки которых построили страну. Они не бедные, многим из них никогда не приходилось работать. И в этом обществе есть женщины, которыми можно любоваться так, как любуются бабочками. Они очень красивые, утонченные, хозяйственные, любят свои дома… Когда я с ними столкнулась, у меня возникла идея серии. Это не портреты, а образы женщин — к портретному сходству я не стремилась.
— Некоторые леди одеты в украинские костюмы.

— Началось все с Южной Африки, а потом пошло дальше, ведь в каждой стране есть свои леди. Я приехала в Украину в марте, и успела побывать во Львове. Познакомилась там с девушками, которые по деревням собирают старинную украинскую одежду. Они ее реставрируют и потом выставляют на продажу. Это настолько красиво — это истинно музейные вещи! Я вдохновилась и написала уже три работы украинской тематики.
Работа «Украинская краса», благодаря которой состоялась выставка
— … И решили организовать выставку?

— Я сотрудничаю с онлайн-галереями и отправляю работы покупателям, поэтому я привезла своих леди в Одессу. Выставляться я не собиралась, потому что не могу позволить себе такие затраты. Но одну из украинских работ, для которой мне позировала внучка, увидел в фейсбуке Роберт Гулиев (предприниматель и меценат. — Ред.). Он написал: «Я уже несколько часов смотрю на нее и не могу оторваться. Татьяна, приезжай в Одессу, будем делать выставку». Я ответила, что уже в Одессе, и работы у меня с собой. Выставка открылась уже через неделю, 18 мая, в мой день рождения, и я смогла пригласить всех своих друзей на праздник.
Фото с открытия выставки — со страницы Татьяны Биновской в фейсбуке
— Рядом с галереей женских образов мы видим совершенно другие работы.

— Я подумала, что на выставке будет интересно показать и более ранние работы, и включила некоторые картины цикла «Ах, Африка». Они были созданы в 2006 году и в течение пяти лет «проехали» по всей Украине при содействии посольства ЮАР. Потом они хранились в Одессе. Еще сюда вошли несколько портретов, которые я написала на рынке Biscuit Mill — это такое модное место в Кейптауне. Всего я включила 36 работ.
Работа из цикла «Ах, Африка»
Работа из цикла Biscuit Mill
— Татьяна, Вы живете в Кейптауне с 2009 года. Охотно там покупают работы?

— Если цены на картины небольшие, люди их покупают. Я очень много портретов пишу на заказ. Но художники, как и в Одессе, жалуются на спрос.

— Но прожить за счет своего искусства там реально?

— Нет, о чем вы говорите! Художников в мире миллионы, и редко кто может жить за счет продажи своих работ. Все должны чем-то еще зарабатывать. Я думаю, что только американским художникам легче, потому что у них лучше поставлена реклама и больше развито меценатство.
Татьяна Дмитриевна Биновская. Different Worlds
В ЮАР Татьяна окончила Институт туризма и стала гидом. Девушку, изображенную на этой картине, она встретила перед началом экскурсии по Столовой горе (Кейптаун). Девушка знала английский и рассказала, что принадлежит к племени, которое живет на горе. Представители племени облачаются в одежду из веревок и ходят с тростями.
Один из туристов с согласия девушки сфотографировал ее и отправил снимок Татьяне. Она написала работу по фото, добавив в композицию варана, увиденного в зоопарке. «Я соединила их, как разные миры: люди, казалось бы, должны жить вместе с людьми, вараны на природе, а не в клетке, но все перемешалось…»
— Скажите, а художественная жизнь в ЮАР кипит?

— Южная Африка чем-то напоминает остров: она далеко от мира, и все варятся в собственном соку. Но художественная жизнь там не дремлет. Искусство очень разное: есть искусство черных непрофессиональных художников, есть какие-то группы. Уже несколько лет проводят «арт-фэйры» — на этих презентациях галерей и художников можно арендовать небольшой бокс и выставлять свои работы. Сейчас английский меценат выкупил в кейптаунском порту три силосных башни и строит огромный музей современного искусства.

…Я участвовала в групповых выставках, было несколько персональных выставок в Кейптауне и Претории.
— У Вас там есть своя мастерская, модели?

— Мастерской нет, я работаю дома. У меня очень светлые красивые апартаменты. Слышны звуки океана, он в десяти минутах. Только чайки раздражают, они могут орать даже ночью. Было время, когда я хотела купить рогатку и отстреливать их!

Модели у меня прекрасные. Я многих уговариваю позировать (смеется). Вот, например, Роксана (на портретах ниже): я встретила ее на рынке Biscuit Mill. Мужу сказала: «Погуляй немного, я пойду с ней знакомиться». Подошла и говорю: «Ты мне так нравишься, не можешь ли ты стать моей моделью?». Девушка оказалась известной фэшн-моделью, мы подружились, и теперь я могу в любой момент пригласить ее снова позировать.
— А мужчин уговариваете?

— У меня муж ревнивый (смеется). У меня есть мужские портреты африканцев — с одним из них связана очень интересная история.

Когда я переехала, решила, что не буду писать большие портреты, большие цветы, как здесь делают, — мне нужен собственный путь. Я узнала, что черные люди в Африке считают, что у них кожа нормального цвета, а все остальные цветные. А вот африканцы, живущие на других континентах, страдают от того, что они чернокожие. Я подумала: а что получится, если взять черную модель и сделать ее белой? Так появилась серия Black is White. Когда я закончила первую работу, — портрет девочки, — я поняла, что это ангел. Я писала, и ангелы шли, шли… Им нужен был «криэйтор» — создатель. А я давно заприметила группку очаровательных бомжей, живущих недалеко от нашего дома. На кусочке земли, где они спят, они сделали арт-объект: постоянно убирают там, красят, устанавливают какие-то камни в виде скульптур… Руководит этим всем Эрик — с такими дредами, высокого роста, красавец! Не совсем черный — представитель племени кхоса. Он мне очень понравился, но как бы он отнесся к идее позировать для картины?

Моя галеристка Деби замужем за черным мужчиной Марселино, и я попросила ее посодействовать знакомству. Я написала портрет. Его разместили прямо в окне галереи. Эрик проходил мимо и упал на асфальт: лежал и не мог поверить, что это он.
«Криэйтор» из серии Black is White
«Мой ангел» из серии Black is White
— Татьяна, сейчас Вам близки портреты. А с чего Вы начинали?

— Не только портреты близки. Я пишу натюрморты, цветы, портреты, и просто, видите, образы женские… А начинала я с работы в художественном комбинате. Мы делали плакаты, росписи, — живописью в то время никто на занимался. Возможность писать открылась в 90-е. Тогда было много отъезжающих в Израиль, и они с удовольствием покупали мои натюрморты «под голландцев». Потом я стала искать свой узнаваемый стиль, мне было интересно играть с линиями и с цветом, уравновешивать их.
— Какие у Вас ближайшие планы — вернетесь в ЮАР?

— В июле я планирую поехать на полгода в Австралию. На протяжении шести лет я сотрудничаю с сайтом Redbubble. Они не продают работы, но выпускают продукцию с репродукциями картин: постеры, чехлы, подушки, даже брюки и юбочки. Много денег это не приносит, но потихоньку что-то «капает». Они объявили конкурс на программу резиденций: художники участвуют в соревновании, победителя приглашают на полгода жить и работать в Мельбурне. Я победила.
Этих зебр Татьяна называет «кормилицами». Репродукцию картины
чаще всего покупают в качестве принта
— Поздравляю!

— Я уже задумала первый портрет леди. Перед собеседованием в скайпе я немного нервничала и решила поискать в Интернете человека, с которым я контактировала. Нахожу в фейсбуке Доминика Теранте, открываю страничку. А он в женском обличии: у него глазки накрашены, губки накрашены… Во время собеседования мне было намного легче, я ему сказала: «Доминик, приеду — твой портрет напишу». Я назову его «Леди Австралия», потому что он первая персона из Австралии, с которой я общаюсь. И очень красивая.
— Вы много лет занимались галерейной деятельностью в Украине и наверняка наблюдаете за происходящим сейчас. Говорят, что на нашем арт-рынке наблюдается оживление…

— Все есть в фейсбуке, поэтому я, конечно, слежу за происходящим. По поводу всплеска не скажу — я лишь вижу, что хорошо продается [Анатолий] Криволап, наш Саша Ройтбурд хорошо продается, ну он и в Америке продается… Выставки, которые проходят в Одессе, меня угнетают — не в обиду художникам будет сказано. Большие работы себе никто не может позволить, все это маленькая станковая живопись, и немножко, я бы сказала, вымученная. Настроение не то. В Киеве лучше. [Петр] Лебединец, например, прекрасен.

— Кто из тех, кто выставлялся в Морской арт-галерее, сейчас на слуху?

— На слуху Эдик Бельский. Киевлянин, который уехал в Словению, построил дом, открыл галерею, замечательно работает. Сергей Савченко из Львова — постоянно вижу его работы, проекты. В Киеве проходит очень красивая выставка графики львовского художника Олега Денисенко (читайте наш репортаж и интервью). А в Одессе сейчас проходит выставка пана Ивана Марчука. Первый раз его картины привезли в Одессу именно мы.
— Я знаю, что у Вас была коллекция живописи…

— Коллекция есть, мы ее храним в Одессе. Это в основном работы украинских художников. Есть хорошая подборка послеперестроечных работ одесских художников, которые были у нас в галерее «На Уютной». Есть Леша Мазур, Леша Малик, Слава Сычев. Никому не показываю и не рассказываю. Пусть они тихонечко отлеживаются, когда-то, может, проведем какую-то выставку. Возможно, потом передадим в музей, если появится достойный.

— Вы пополняете эту коллекцию?

— Нет, я больше ничего не покупаю. Это все очень грузит, а человек должен быть легким на подъем. Раз — и поехал куда-то!

Автопортрет художницы в традиционной одежде племени кхоса, 2006 год.

Навеян работами Тамары Лемпицкой

— А другие коллекционеры привлекают Вас как консультанта?

— Я свободный человек, я не хочу ни к чему привлекаться (смеется). Я могу что-то советовать, но все это время, которое дорого. Когда я уехала, я выдохнула и подумала, что теперь я никому ничем не обязана, только своим детям и внукам, и могу заниматься тем, что я люблю. Я всю жизнь писала, теперь могу представлять только свое творчество.
При подготовке публикации были использованы материалы из блога Татьяны Биновской и ее страницы в фейсбуке. Титульная иллюстрация — Татьяна Биновская, «Африканские танцы», 2013

Беседовала Лариса Кузора
Комментировать Комментарии
HELP