Регистрация

Мастер преображений Фаиг Ахмед: "Ковры - это оберег, портал в иные миры и социальный код общества"

Мне нравится10       0  

Современные преображения ковров, которые преподносит азербайджанский мастер Фаиг Ахмед (Faig Ahmed), изумляют и покоряют публику по всему миру. Психоделия? Крушение условностей или обращение к традициям? Художник ответил на наши вопросы о творчестве и об открывшейся в Римском музее современного искусства (MACRO) первой персональной музейной выставке его работ.

«Untitled» 2014

Фаиг Ахмед — художник уникальный. Его работы называют по-разному: «психоделические ковры», «пиксельное искусство», «цифровые фантазии на тему восточных ковров», «3D — ткачество»… Иногда его творения словно «тают», стекая со стен, иногда, напротив — взмывают вверх языками пламени. Они могут напоминать странно завораживающие узоры в калейдоскопе, а нередко — бросать вызов самому пространству, вырываясь из плоскости.

Каждая работа — это нечто большее, чем «дизайнерский ковёр от Фаига Ахмеда». Это «продукт исследований», как говорит сам художник. Мы беседуем с Фаигом о его творчестве.
Работа «Hollow», 2011

Поделиться   Поделиться  Поделиться  
«Oiling», 2012
«Ковер — древний объект, связанный с современным обществом, и любые изменения в нем могли вызвать интересные реакции и в социальных структурах»
«Double tension», 2011
— Фаиг, скажите, как становятся художниками?

— Быть художником — это стиль жизни. Я стал художником, еще не зная об этом, но потом понял, что есть вид действительности, который идеально подходит для меня… и поступил в Художественную Академию. А рисовать я начал раньше, чем говорить.

— В вашей семье были художники или мастера-ткачи? Кто или что повлияло на ваш выбор профессии?

— В семье не было художников по ковру, но традиция ковров в интерьере присутствовала всегда. Это были ковры, которые передавались по наследству, так что это, можно сказать, было первым влиянием на меня: я с детства видел, насколько сильна эта традиция. В дальнейшем это легло в основу моего творчества.
Фаиг Ахмед, 2011. Фотограф Фахрия Мамедова
«Ledge», 2011
— Сейчас возможности и полеты фантазии художников безграничны. Почему вы выбрали именно ковры как способ самовыражения? Что для вас ковры?

— Причин было много. Ковер — один из сильнейших объектов в этом регионе, остро реагирующий на изменения среды. Например, с приходом ислама в регион дизайн ковра кардинально изменился, и каждая династия правителей привнесла свои изменения. Сильные изменения в дизайне ковра произошли во время правления династии Сефевидов. В то же время основная структура дизайна ковра не изменялась. Это стало для меня огромным полем для изучения. Ковер — древний объект, связанный с современным обществом, и любые изменения в нем могли вызвать интересные реакции и в социальных структурах.
«Out», 2014
…Другой причиной была связь с мистикой. Ведь ковер изначально был создан как оберег, или портал в другие миры. Его симметричная структура строится на равностороннем кресте и исходит от древних шаманов, использовавших эти символы как якорь возвращения обратно в наш мир.
«Cone», 2011
«Также ковер был способом выражения знаний, полученных в процессе мистического опыта, которые не могли быть переданы словами. Это вторая стадия исследования, которым я сейчас занимаюсь»
Фаиг Ахмед, 2015 Фотограф Сарван Гадыров
— Мы постоянно видим комментарии зрителей о том, что ваши работы открывают целій философский мир… А если говорить о форме, — есть ли художники, которые работают в такой же манере? Чем их стиль отличается от вашего?

— Есть художники, которые работают с ковром как с объектом, но мне повезло родиться в стране, которая занимается традиционным ковроткачеством. Поэтому доступность производства резко отличает мое творчество от работ других художников. Я могу ставить любые эксперименты непосредственно с ковроткачами.
«Kutab», 2014
«Cocoon», CGI 2013
«Rapture», 2010
«Shift», 2014
«Gravity» 2014
  • Фаиг Ахмед, 2014. Фотограф Рауф Аскеров
Фаиг Ахмед не просто режет и перекраивает восточные ковры (нередко — старинные). Он делает эскиз на компьютере, который скрупулезно, до пискеля, который должен стать узелком, переводит на инженерную бумагу. Далее он отдает схему ткачам (если точно — ткачихам) для «физического воплощения» нового объекта. На один проект приходится десятки эскизов и масса ухищрений для того, чтобы разработать и показать идею, создать схему ее «материализации».
— Фаиг, скажите, вы работаете только с азербайджанскими коврами? Чем азербайджанские ковры отличаются от, скажем, узбекских?

— Кроме азербайджанских ковров, я также работаю с иранскими, индийскими и среднеазиатскими. Но делить ковры по странам не очень профессионально: ковры делятся на школы или регионы. Так, азербайджанские ковры отличаются даже внутри страны. Но также есть тенденция, возникавшая в определенный период, которая распространялась по региону. Например, типичной чертой узбекских ковров является насыщенные цвета и флористический орнамент, а азербайджанский ковер имеет различные геометрические узоры в зависимости от школы.
«Tradition in Pixel», 2010
— Ваши работы часто называют «психоделическими» и «сюрреалистическими». Что вы сами думаете по этому поводу?

— Я не очень приветствую обусловленность или контекст. Но если их так называют, значит, мои работы все еще попадают под определение обусловленности, тогда как я считаю, что главная цель искусства — это ломать любые законы. Определять «вид» искусства — все равно что использовать молоток для чистки окон.
«Solids in the Frame», 2014
«Graffity», 2007
Фаиг Ахмед (Faig Ahmed, 1982) живет и работает в Баку, Азербайджан. Он окончил факультет скульптуры Азербайджанской государственной академии искусств в 2004 году. Художник представлял Азербайджан на Венецианской биеннале в 2007 году, также в 2013 г. принял участие в известном международном проекте 'Love Me Love Me Not', которое проходило в рамках 55-й Венецианской биеннале и было показано и в Баку.
На счету Фаига Ахмеда — множество выставок, к том числе персональных, в галереях разных городов мира, от Парижа и Лондона до Нью-Йорка. Его работы находятся в музейных собраниях, — например, в Музее искусств округа Лос-Анджелес (Los Angeles County Museum of Art — LACMA), Художественном музее Сиэттла (Seattle Art Museum), — и в многочисленных частных коллекциях.
В 2013 г. художник вошел в финальную тройку номинантов на приз лондонского музея Виктории и Альберта (Jameel Prize 3). Снова отметим и нынешнюю экспозицию в столице Италии — это новый статус признания искусства мастера. В 2016 году его работы также будут показаны в нескольких музеях США (Museum of Fine Art Boston, Bellevue Art Museum, St. Louis Art Museum, Milwaukee Institute of Art & Design).
Фаиг Ахмед, 2016. Открытие выставки «Точки восприятия»
Совершаем небольшую экскурсию по нынешней выставке Фагиа Ахмеда в столице Италии. Все работы, представленные в Римском музее современного искусства (MACRO) художник создал специально для экспозиции, тщательно изучив архитектуру музея для их размещения.

Здесь можно увидеть и комплексные инсталляции, и, конечно же, ковры, которые являются характерным элементом поэтики художника — теми особыми объектами, в которых легко потеряться, и где элементы и символы непрерывно движутся, преображаются, дробятся, тают… Несколько видеозаписей иллюстрируют проект и поэтику Фаига Ахмеда. Все экспонаты выставки объединены одной идеей — суфизмом. Посредством формы мистического поиска художник создает связь между сознанием и тем, что существует вне его.

Монументальная инсталляция «Волна» («Wave», 2016) в центре выставочного зала — ковровое покрытие и минареты, — действительно создает эффект волны, бросающей вызов законам физики и ошеломляющей зрителя.
Создание инсталляции. Фото со страницы Фаига Ахмеда в фейсбук.
— Фаиг, какой импульс вы желаете отправить зрителю, когда переделываете старинные ковры?

— На самом деле какого-то особого «послания» у меня нет. Я занимаюсь исследованием, а искусство — это результат. Но, так или иначе, люди видят какой-то посыл в этих работах, и он довольно прост: разрушайте границы, чтобы понять, что вы все еще в границах. Это чувство свободы.
«Simurgh», 2014
Ковер в преображенной действительности Фагиа Ахмета — это еще и история, сюжет. Одна из очень впечатляющих — о работе «Recycled». Этот 150-летний ковер был порезан в виде символа переработки, а когда-то принадлежал женщине с юга Азербайджана. По традиции, девушка перед замужеством должна соткать ковер, который лишь и позволялось забрать из родительского дома. И, когда молодая девушка пошла против воли родни и сбежала с женихом из Карабаха, ковер ей подарила бабушка. Прошли годы… Дом в Карабахе был разрушен — война… Остался лишь ковер, который оказался у художника.
«Recycled», 2014

…Фаиг долго не решался разрезать старый ковер (лично, своими руками, он так этого и не сделал), однако в итоге была создана новая работа. Ее история была приведена в каталоге выставки, и, как сказал мастер в одном из интервью, «думаю, таким образом я сделал не только работу, но и дал жизнь воспоминаниям этой женщины».

«Step by step», 2016

— Скажите, после создания работ для выставки, над чем вы работаете сейчас?

— Над собой. Это самый интересный и самый доступный инструмент и материал. Также я снимаю фильм, в котором рассматриваю ковер как социальную структуру или как код общества. В этом фильме будут задействованы около 500 человек обоих полов и разных возрастов. Идея заключается в том, чтобы рассмотреть общество как закодированный механизм, который меняется по законам, которые уже вложены в это общество. Я сторонник идеи детерминации, где нет места хаосу, но, только принимая эту идею, можно найти выход в виде хаоса как силе воздействия на структуру.

Евгения Юрьева

«Conversation», 2012

Фаиг Ахмед, 2011. Фотограф Фахрия Мамедова
«Just Emptiness», 2014
Выставку работ Фаига Ахмета в Риме («Точки восприятия» — «Points of Perception», MACRO Testaccio)
можно посетить до 29 марта 2016 г.
Иллюстрации к материалу — с официального сайта художника и его страницы в фейсбуке (там можно посмотреть больше работ и фото процесса их создания)
Комментировать Комментарии  4
HELP