Регистрация

Азбука, маскарад и «Саквояж» Петра Фролова: «Моя цель - обыденные вещи превращать в праздник!»

Мне нравится2       0  
Новую «Азбуку» представили в Москве, а вообще передвижная выставка Петра Фролова и Натальи Тур «Саквояж» посетила 9 городов России. Нам удалось поймать петербургских художников во время выствки в Измайловском Кремле, где они по традиции представили еще и «Гастрономические баталии». Столь полная экспозиция гостит в столице впервые — не стоит упускать возможности ее посетить, еще и пообщаться с автороами!
Он не боится ярких красок, а в его творчестве присутствует магическая театральность. По признанию самого автора, быт его не менее театрален, что еще раз доказывает вернисаж в Арт-Кремле. Под съедобные натюрморты и фирменную настойку «фроловка», которыми автор потчует гостей, искусство воспринимается, как по маслу!
Петр Фролов. Dolche vita
Dolche vita
2010-е , 100×120 см
Петр Фролов, член Союза Художников России, родился в Санкт-Петербурге в 1974 году. С 4 лет посещал «художку» при Эрмитаже, обучался в лицее при Академии художеств им. И. Е. Репина. После исключения из школы за неуспеваемость по точным наукам работал грузчиком в Русском музее. Позднее художник взялся за изучение сценографии в Театральном институте, иллюстрации — в Петербургском высшем художественно-промышленном институте им. В. И. Мухиной. Брал уроки живописи у Валентины Герасимовой. После распада Союза жил во Франции и США, устраивая там выставки. С 2006 года обосновался в России, где активно выставляется.
— Петр, позвольте начать с «азов»: как появилась идея Азбуки?

— Идея Азбуки, увы, не моя. Она пришла в голову инвестору, который не побоялся вложить деньги, и его основная идея инвестора — не просто издать Азбуку, а издать ее колоссальным тиражом. Я же придумал лишь ход, — то, как я ее буду делать. Каждый лист Азбуки я привязываю к определенному месту, причем вовсе не по алфавиту, а исключительно интуитивно. «Ч» я рисовал на барже в квартале Амстердама Иордан, О, Г и Л — в Уральском не тронутом временем маленьком купеческом городке Чердынь… «А» — на Елисейских полях, букву Х начал в Киото, а закончил в Коктебеле.
- Вначале я придумываю ситуацию, некую мизансцену, потом открываю словарь и ищу те слова, который уместны в данной композиции.

«Буквицу К, я рисовал с натуры в нашем Красном доме, в деревеньке Кишарино, на нашей Красной Кухне. Все кроме Колли, Кролика, Кабана при Кепке с Кокардой, Купола и Кубков я рисовал с натуры. Специально Купил Кульки с Кардамоном и Кари, Кинзу, Клубнику, Кабачки, Капусту, Картошку, Кекс с Кремом, Клюкву, Копченую Колбасу и Киви, нажарил Котлет, специально дал убежать манной Каше и попросил Наталью испечь Кулебяку. А, вру, Крысу я только слышал, она шуршала за печкой, а Котенка с Клубками я рисовал по памяти, это наш Кот Ося в юности» — читаем на сайте художника.
На вернисаже посетители записывали слова, которые узнали на картинах. Увлекательные квест: попробуй-ка отыщи все детали, когда там Хамелеон в Хризантемах! Кликнув на изображение (фото с выставки все же скрадывают цвет, но не сюжет…) и увеличив масштаб иллюстрации, посоревнуйтесь и вы, продолжив этот ряд.
«…мечтается проиллюстрировать свою собственною книгу. Осталось ее только написать!» — Петр Фролов
— Вы представляете работы вместе с своей супругой, Натальей Тур. Пресловутая «творческая ревность», споры о творчестве — как обстоят дела, коллеги?

— Ревности нет. Совместных картин тоже нет, а вот за советом друг к дружке обращаемся ежечасно. Если не находимся вместе, то скайп постоянно включен, чтобы работа была обоим видна.
Три факта «о себе любимом» от Петра Фролова

 — В детстве я очень любил в деревянную чурку вколачивать дефицитные, по тем временам, гвозди, — причем, чем больше тем лучше.
 — Коллекционирую чернильницы и буржуйки
 — С четырех лет мама мне говорила не переставая, что я стану большим художником. Пока, правда «большой» лишь габаритами…
— Скажите, кто из художников оказал наибольшее влияние на Ваше творчество? По ощущениям, это Бенуа, Билибин, Сомов и Кристенсен, или же я ошибаюсь?

— И Бердслей, и Муха, и Филонов… В разные периоды — разные художники. Сейчас вот — Босх и Брейгель.
Зайцы, зима, забор, зонтик… Продолжаем игру в «Азбуку» с Петром Фроловым!
— Расскажите о Вашей работе за рубежом. Что и как писалось в США, во Франции, а что — в России?

— Вдохновение у меня не зависит от штампа в загранпаспорте, стоящем на момент работы… В разное время, в разных городах перечисленных стран иногда мне работалось хорошо, иногда — плохо. Да и как можно сравнивать Новую Англию с Флоридой, Сахалин — с Питером или же Нормандию и Прованс?
— Помимо разных стран, Вы «продегустировали» несколько других профессий. Расскажите об их «отпечатках» на ваших картинах.

— Тоже никакого влияния. Просто мне необходимо было выживать… И садовником работал в Париже, и мебель на фургоне из Нью Йорка в Бостон возил, и грузчиком работал в Русском музее, и самоварами барыжил, таксерил как-то… Чего только не делал!
— Сейчас Вы всецело посвятили себя искусству? В чем Вы видете свою задачу как художника?
— Обыденные вещи превращать в праздник.
— А правда ли, что в школе пугали отчислением?

— Не только пугали — выгнали! И из двух последующих ВУЗов тоже. Помню, что мы любили «шариться» по чердакам и рисовать на крышах Васильевского острова, после школы всегда на сэконмленный рубль обьедались в чебуречной… В старших классах на большой перемене в пивной мы делали вид, что не узнаем преподавателей за соседнем столиком, а они - что не узнают нас.
— В 1991 году Вы занимались иллюстрациями к «Блуждающим звездам» Шолом-Алейхема и к «Над пропастью во ржи» Сэллинджера. Почему выбор пал именно на эти произведения?

- Просто я я зачитывался в то время Сэлинджером и Шолом-Алейхемом. А вообще мне всегда мечталось проиллюстрировать свою собственною книгу. Осталось ее только написать!
- Какие неожиданные моменты или курьезы Вы увозите с собой в «Саквояже»?

— Один из Саквояжей мы открывали вернисажем на букву «С». Угощения тоже готовили, глядя на мой лист из серии «Азбука» на букву «С». Скатерть расстелили на «сене». Угощали гостей Сосисками, Сардельками, Салом, Свёклой, Солью, Сахаром, Спагетти, Самогоном, Сушками и так далее. Во главе стола (сеновала) среди салатных листьев возлежала огромная свиная башка, с сережкой в ухе и сигарой в зубах.

 — Глаза у нее были из маслин, а белки глаз — из тыквенных семян… Умертвляли свинью явно варварским способом, череп ей проломили топором. Но наша подруга Таня подошла к проблеме креативно и выпекла хряку из теста симпатичную бейсболку. Голова у этой свиньи оказалось столь огромной, что простояв даже 4 часа в духовке, она не пропеклась. Таня предупредила — не жрите! Она не съедобна! Но разве это кого-то остановит? Несмотря на мою мольбу, мол, пожалуйста, не ешьте голову, ее все равно обглодали, отъели пятак, уши, щеки, слопали бейсболку, а потом кто-то ее унес домой.

… Свинья, селедка, супница, сосиски, сахар, стремительно… Стоп! Стол.
— Петр, эта «свинская» история — отличный сюжет для новой картины! Скажите, какие проекты находятся на стадии замыслов и воплощений, в чем пожелать вам удачи?

— Английская азбука и эротический город! Больше пока сказать не могу, проект на стадии задумки.
— Заинтриговали! С нетерпением ждем новых кулинарных и эстетических впечатлений.
Благодарим Петра Фролова и организаторов выставки за предоставленную возможность фотосъемки. Фото к материалу (с вернисажа: общие виды и часть кртин) — «Артхив». Также иллюстрации — с официального сайта художника и его страницы в фейсбуке.
КомментироватьКомментарии
HELP