Регистрация

Как правильно смотреть против солнца? Первая выставка амбициозного проекта «Созвездия/ Constellations» в Киеве

Мне нравится5       0  

В общей экспозиции на выставке в Dymchuk Gallery — живопись самых знаменитых современных одесских художников, Юрия Егорова и Александра Ройтбурда. Романтик и эгоцентричный постмодернист — борьба и единство противоположностей?..

Если в присутствии украинского искусствоведа произнесешь слово Одесса — скорее всего, он понимающе усмехнется, и тут же продолжит: «О да, Одесская школа!» А сказав это, сразу с придыханием вспомнит и про легендарного художника Юрия Егорова (1926 — 2008). «Он не только создал свою эстетику, но и сформулировал теоретические основы новой Одесской живописной школы, привил эти взгляды своим многочисленным ученикам и последователям», — можно сегодня прочесть на официальном сайте Музея современного искусства Одессы — там в постоянной экспозиции живописи мэтра отдан целый зал.
Юрий Егоров. Без названия. 2002 г.
Так уж сложилось исторически, что одна из самых известных в мире художественных школ Украины родилась в Южной Пальмире. Портовом свободолюбивом городе, одновременно смотрящем на Запад и Восток, с легкостью переходящем с французского на русский (а также украинский, молдавский, идиш и т. п.). А с языка художественной традиции — на эсперанто авангарда. Еще в начале ХХ века на знаменитых «Салонах» Издебского Одесса своими глазами могла увидеть и оценить живопись Анри Матисса, Жоржа Брака и Кеса ван Донгена. Одесские авторы «Независимых» выставок, составившие оппозицию Товариществу южно-русских художников (основано в 1890 г. Кириаком Костанди) позже оказались и среди зачинателей мирового «первого» авангарда. Амшея Нюренберга, Исаака Малика, Теофила Фраермана, Израиля Мексина, Сандро Фазини (так подписывал свои произведения старший брат Ильи Ильфа Александр), Михаила Гершенфельда современники сравнивали с импрессионистами, кубистами и фовистами и называли «одесскими парижанами»…
В 2010 г. году украинские бизнесмены и коллекционеры Андрей Адамовский (ему принадлежит столичный ЦСИ «М-17»), Борис Фуксман и Александр Сусленский на аукционе «Сотби» выкупили знаменитую коллекцию Якова Перемена. И, организовав для ее изучения и популяризации фонд «Украинский авангард», впервые за почти столетие представили полотна одесского авангарда-1 («Товарищества независимых») на крупных выставках в Национальном художественном музее и Музее современного искусства Одессы. Тогда-то об Одессе как мировой столице современного искусства и заговорил массовый зритель в самой Украине.
Юрий Егоров. Лодка на лимане. 1986 г.
Впрочем, если не учитывать досадного незнания «корней», об Одесской живописной школе знают многие, даже неспециалисты (r тому же, в 2013 г. в Мыстецьком Арсенале презентовали масштабный выставочный спецпроект «Одесская школа. Традиции и актуальность»). Ее начало принято относить, все же, к концу 1950-х -1960-м годам. Тогда, разочаровавшись и в соцреализме, и даже в «суровом реализме», молодые выпускники художественных вузов (Юрий Егоров учился в Одессе у Михаила Фраермана, затем в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина и в легендарной «Мухе»), кто вернулся в родную Одессу, а кто просто переехал сюда, на юг…
«Их объединил одесский воздух» — позже констатировали восторженные искусствоведы.
На стыке традиций Италии и Франции, авангарда и академической школы, без громких заявлений они и создали свою манеру, свой изобразительный язык, отличный от любого другого. Сам Ю. Егоров так определял основные признаки Одесской школы: «…Во-первых, наличие традиции… у нас есть предшественники — те, кто преломил в своём творчестве импрессионизм… Во-вторых, переклички с французской школой живописи… Третье — живые ощущения от Одессы с её воздухом, обликом и настроением».
Александр Ройтбурд. Витязь на распутье. 2014 г.
Воздух, свет, море и солнце на картинах общепризнанного лидера «одесситов» Юрия Егорова — это то, во что влюбляешься с первого взгляда. Так, как об этом пишет сегодняшний общепризнанный лидер Одесской школы (впрочем, можно ли так категорически утверждать, что она до сих пор существует именно как «школа»?Или же город у моря просто рождает все новых и новых художников, таланта каждого из которых много даже для целой страны?) Александр Ройтбурд в своем эссе «Попытка мемуара». «Я был настолько очарован его живописью, что многое воспринимал через ее призму: море, деревья в городском саду, прибрежные склоны, тела и волосы женщин, картины Тициана и Джорджоне. Я с удивлением отрыл для себя, что у моря горизонт действительно кажется выгнутым. Это потом уже я прочел о перцептивной перспективе. А тогда я стал писать круглящееся море и полюбил густые замесы».
Юрий Егоров. Ланжерон в полдень. 1992 г.
Александр Ройтбурд. Превращение Армонилло в лимонное дерево. 2014 г.
О свете, цвете, «пейзажах-ощущениях», закругленных горизонтах Егорова, наконец, о его знаменитых контражурах (от франц. а contrе jour — против света; на пленерах художник писал против солнечного света, и на большинстве его картин солнечный свет окружает предметы и моделей, словно ареол) можно говорить часами. А искусствоведы давно исписали тонны бумаги, анализируя, как от «просто» пейзажа он постепенно перешел к живописи пейзажей-символов. Последнее наблюдение самому мэтру, кстати говоря, сильно нравилось. В одной из бесед с другом и критиком Евгением Голубовским он даже высказался на эту тему развернуто:
«Это все — херня. Запомни, Юра — романтик».
Юрий Егоров. Полдень на балконе. 1997 г.
«В том, что ты сказал, мне очень понравилось это твое определение. Хочу сказать, что оно второй раз уже услышано мной. Первый раз я его услыхал, прочтя совершенно замечательную статью в моем каталоге. Там была такая фраза… Там разбирались мои пейзажи, и по поводу одного пейзажа было сказано, что возникает ощущение: в пейзаже — это навсегда»…

«…Для меня море — это, прежде всего, не вода, а зримый образ бесконечности. Потому что бесконечность как идея вне живых ощущений такова, что мы ее все-таки по-настоящему осознать не можем. И тот толчок направления осознания бесконечности море нам дает. Когда эта пустынная гладь под легким ветром уходит, уходит, уходит, уходит… Мы понимаем, что мысль не бесконечна, но мы получаем возможность ощутить ее в наших земных возможностях. Поэтому для меня море является притягательной уникальной возможностью показать свое восприятие бесконечности».
Александр Ройтбурд. Неопределенность поэта. 2015 г.
Юрий Егоров. Конус и куб. 1998.
И, знаете, есть очень большая вероятность, что правы, как всегда, не дотошные искусствоведы, а художник Александр Ройтбурд, вслед за своей преподавателем истории искусств Татьяной Басанец прямым текстом заявляющий: «Это все — херня. Запомни, Юра — романтик».
«Я слушал вполуха, а больше разглядывал картины. Меня захватила их рожденная едва ли не в страдании материальность, преодолевавшая эту материальность густая, почти шевелящаяся фактура, и вместе с тем — просветленная простота и легкость.» Так, и только так (да-да, это опять художник-одессит Александр Ройтбурд!), стоит писать про живопись Юрия Егорова. Увы, сегодня, как и всегда, самовлюбленный Киев знает ее смутно. Если не считать, профессионалов, разумеется.
Юрий Егоров. Спящий на песке. 1980
В 2015 году от Р.Х. предлогом все-таки не пропустить лучшую в столице Украины выставку одного из лучших, хотя до сих пор так обидно недооцененного, ее художника, стало -- участие в той же, совместной, экспозиции Александра Ройтбурда. «Созвездия/ Constellations» — это первый из задуманных в галерее «совместных» выставочных проектов, которые в Dymchuk Gallery планируют презентовать в течение 2015 — 2016 гг.
Участвовать в этих экспозициях будут «работы двух художников — одного современного украинского, и одного представителя так называемого „одесского нонконформизма“ 60-х-80х годов», сообщают в галерее. С учетом того, насколько трепетно и сами организаторы, и г-н Ройтбурд, специально для «Созвездия» написавший воспоминания о старшем коллеге (текстовые материалы его авторства служат отменным фоном и комментарием к выставке), отнеслись к памяти и работам Юрия Егорова, уже сегодня можно с уверенностью предположить: задуманный проект удастся на все 100%.
P.S. Владелец киевской Dymchuk Gallery Анатолий Демчук на сегодня является одним из самых крупных коллекционеров Одесской школы, и живописи Егорова, в частности.
Евгений Голубовский: «Из самого последнего разговора (с Егоровым) в конце сентября 2008 года:
— Посмотри мои работы этого лета. Они все у Толи Дымчука, в них еще больше света…"

Выставка продлится до 17 мая 2015 г.

КомментироватьКомментарии
HELP