• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться

Муза и любовница прерафаэлита Россетти на выставке в Ливерпуле. Плюс 10 фактов о Джейн Моррис

Мне нравится3  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  
Малограмотная простушка стала женой одного прерафаэлита и любовницей другого. Как ей это удалось и что из этого вышло? До 21 сентября ответ на этот вопрос можно искать в Художественной галерее леди Левер в пригороде Ливерпуля на выставке «Одержимость Россетти: Изображения Джейн Моррис», где представлено около трех десятков картин, рисунков и фотографий с лицом одной из любимейших натурщиц Братства прерафаэлитов. Заодно посмотрим, совпадают ли наши современные представления о красоте со вкусами прерафаэлитов и Россетти в частности.
Данте Габриэль Россетти. Пандора
Пандора
Данте Габриэль Россетти
«Прошло больше 150 лет с момента основания Братства прерафаэлитов, а это яркое, радикальное движение волнует зрителей по сей день, — говорит Сандра Пинкет, директор галереи. — И Джейн Моррис, как жена одного художника, возлюбленная другого, муза и натурщица, была в центре этого взрывоопасной группы». Выставка же посвящена печальному юбилею: в этом году исполнилось 100 лет со дня смерти Джейн Моррис.

Галерея леди Левер располагает одной из богатейших коллекций прерафаэлитов.
Основатель галереи — Уильям Хескет Левер, виконт Леверхалм (1851−1925) — скупал живопись прерафаэлитов, полагая, что она должна нравиться его целевой аудитории — домохозяйкам. Дело в том, что виконт производил мыло. В своей практичности он зашел так далеко, что выкупил однажды у Джона Эверета Милле права на его картину «Мир ребенка», переименовал ее в «Мыльные пузыри», пририсовал туда свою продукцию и сделал одну из самых узнаваемых в Великобритании реклам. Виконт был в прибыли. А вот Милле досталось на орехи. Да и изображенному на картине, ставшей рекламной картинкой, внуку художника тоже, а это было особенно неприятно, учитывая, что мальчишка вырос и стал адмиралом.
Но вернемся к Джейн Моррис. На афише выставки она изображена в образе Прозерпины древнеримской богини, полгода проводящей в царстве живых, а полгода в царстве мертвых, с влюбленным в нее Плутоном, царем подземного мира. Очень похоже на то, как Джейн разрывалась между своим мужем Уильямом Моррисом и Данте Габриэлем Россетти, который был влюблен в нее, пусть и нездоровой любовью-наваждением, но определенно плодотворной.
Вероятно, Россетти не случайно выбирал живописные роли для своей музы. Пандора — это ли не намек на то, что, появившись в его жизни, она навсегда перевернула ее с ног наголову?
На картинах мы видим Джейн Моррис глазами Россетти. А какой она была на самом деле — показывают представленные в галерее фотографии. Рисунки, кажется, тоже ближе к реальности.

10 фактов о Джейн Моррис

1. Джейн Бёрден (такова ее девичья фамилия) родилась в 1839 году в Оксфорде. Отец ее был конюхом. Неграмотная мать работала прислугой — примерно такое же будущее было уготовано и Джейн, которая сразила наповал прерафаэлитов не только своей необычной красотой, но и речью, изобилующей ошибками, и грубыми манерами.

2. 1857-й год. Джейн с сестрой отправилась в театр. И там ее приметили Данте Габриэль Россетти и Эдвард Бёрн-Джонс. Они с девушкой познакомились и уговорили ее позировать им. Россетти написал с нее королеву Джинерву. И Уильям Моррис, которого в театре вообще не было, — ее же. Джинерва — супруга Короля Артура, изменившая ему с Ланселотом. Трудно отделаться от мысли, что друзья-художники сами запрограммировали и свои судьбы, и судьбу Джейн Бёрден.
  • Уильям Моррис. Королева Джинерв, 1858
  • Данте Габриэль Россетти. Сэр Ланселот в покоях королевы Джинервы, 1857
3. Уильям Моррис сделал Джейн предложение — и она согласилась. Заметивший ее первым Россетти не мог позволить себе такой роскоши: он был женат на Элизабет Сиддал (эта прерафаэлистская красавица и муза и сама была художницей), а она была тяжело больна. К тому же, помимо обязательств, Россетти сдерживали чувства: он всегда изменял Элизабет, но при этом крепко ее любил.

4. Пока Элизабет Сиддал жива, две супружеские пары проводят много времени вместе, даже снимают вскладчину дом. Когда же жена Россетти умирает, Уильям Моррис часто и надолго оставляет свою Джейн наедине с другом. Видите ли, он не считает жену своей собственностью и не ограничивает ее в источниках счастья. Да и потом, Россетти ведь пишет с нее портреты, устраивает фотосессии — какое-никакое алиби.
5. Эта версия «Пандоры» Россетти в мае 2014-го выставлялась на аукционе «Сотбис» с эстимейтом 8−11 млн. долларов. Тогда, восхищаясь картиной, эксперт аукциона по творчеству Россетти Саймон Толл по-мужски сочувствовал Уильяму Моррису:
— Только представьте себе бедного Морриса, который стоял перед этой страстной огненной живописью. О чем, интересно, он думал, глядя на то, как его друг написал его жену?

Кстати, продана картина не была. Возможно, потенциальных покупателей испугала не столько цена, сколько образ. Все-таки ящик с бедами, который вот-вот откроется, — не самая безопасная и необходимая «мебель» в доме.
6. Джейн Моррис была рядом с Россетти, когда он, уязвленный критиками, пытался покончить с собой. И во время других его нервных срывов, которые были весьма многочисленны. Но когда поняла, что он слишком увлекся алкоголем и наркотиками, оставила его навсегда и вернулась к мужу.

7. У Джейн и Уильяма Моррис было двое дочерей.

8. Джейн Моррис пережила Россетти на 22 года, а мужа на 18.

9. Джейн Моррис, олицетворяющая рыжеволосую прерафаэлистскую красавицу, в жизни была эталонной Белоснежкой — черноволосой и бледнолицей. Так описывал ее и писатель Генри Джеймс. Он был от нее в восторге и называл «само совершенство» в письме к сестре. Но прерафаэлиты оставили нам портреты не только рыжеволосой Джейн.
Эвелин де Морган. Джейн Берден
  • Габриэль Россетти. Прозерпина. Это одна из пяти «Прозерпин» Россетти, написанных с Джейн Моррис. Эта выполнена пастелью в 1878 году. В ноябре 2013-го она была продана на «Сотбис» за 5,3 миллиона долларов – и это рекорд для произведений Россетти.
  • Эвелин де Морган. Портрет Джейн Бёрден, 1904
10. Прожив жизнь в окружении художников, грубоватая простушка Джейн Бёрден превратилась в настоящую леди — прекрасную и роковую. Она выучила французский и итальянский языки, стала играть на фортепиано, на выставке в Ливерпуле представлен гобелен ее работы. Со временем окружающие восхищались уже не только ее красотой, но и личностью. Поговаривают, Джейн Моррис — один из возможных прототипов Элизы Дулиттл, главной героини пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион». Вот так! Один удачный визит в театр и необразованная нищенка превратилась в королеву (на картинах — так даже буквально). Ей никаких кастингов в модельных агентствах не потребовалось. Только везение и мужская любовь.
Автор: Наталья Кандаурова
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Мне нравится3  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В одноклассниках  

Комментарии

Для комментирования необходимо указать и подтвердить электронную почту или телефон
loading...

Артхив не только интересно пишет об искусстве, это целая социальная сеть с огромными возможностями. Регистрируйтесь и получайте информацию из первых рук

Зарегистрироваться

подписывайтесь на наши новости любым удобным способом: