Регистрация

Алек Болдуин, наследники ученицы Матисса и звезда «Клана Сопрано» идут судиться за картины

Мне нравится1       0  
Три громких судебных дела привлекли вниамние арт-журналистов и любителей светской хроники. Актёр Алек Болдуин утверждает, что его обманула дилер, всучив «не ту» картину. Трое наследников хотят получить от Национальной галереи в Лондоне полотно Матисса и кругленькую сумму. А актёра и художника Федерико Кастеллуччо («Клан Сопрано»), явившего миру утерянного Гверчино, обвиняют в нечистоплотности.

Актёр Федерико Кастеллуччо, который известен не только как исполнитель роли в сериале «Клан Сопрано», но и как «первооткрыватель» картины кисти Гверчино (на фото слева), будет отвечать в суде из-за своей находки. Иск на знаменитость подал его теперь уже бывший публицист Джеймс Слиман. Он жалуется, что наниматель задолжал ему деньги за публикации и сопутствующие услуги, связанные с обнаружением шедевра «Святой Себастьян» эпохи барокко.

Об открытии полотна XVII века впервые было объявлено в 2014 году. Кастеллуччо, якобы, пообещал продать холст в течение нескольких месяцев и выплатить Слиману причитающуюся долю. Публицист говорит, что этого не произошло, но он продолжал работать в надежде, что актёр сдержит своё слово. Все два с половиной года тот использовал картину, чтобы поддерживать своё реноме серьёзного коллекционера и одалживал её разным музеям. Слиман говорит, что просил выплатить ему хотя бы часть гонорара, но каждый раз получал ответ, что Кастеллуччо «сейчас на мели».
Между тем, актёр всё это время сам управляет своей коллекцией музейного уровня. Недавно он отдал в аренду Музею искусств Корнелла во Флориде четыре редких произведения художника XVIII века Франческо де Мура, и пообещал лично присутствовать на открытии выставки.

А вот другая кинозвезда, Алек Болдуин, выступит не ответчиком, а истцом в суде. Его оппонентом на слушаниях станет арт-дилер Мэри Бун. Актёр (на фото слева) утверждает, что в 2010 году она продала ему за 190 тыс. долларов картину Росса Блекнера «Море и зеркало» (1996), которая оказалась авторской копией, а не оригиналом.

В свою очередь адвокат галериста заявил, что Болдуин изначально знал, что покупает не первоначальную версию. Юрист подчеркнул, что Мэри Бун, «несмотря на неприглядную реакцию актёра на собственное недопонимание», предложила ему полностью вернуть затраты и загладить инцидент.

Болдуин требует компенсировать ему разницу между ценой покупки «его» картины и нынешней стоимостью оригинального «Моря и зеркала». Это полотно было написано, когда Блекнер находился на пике творческой карьеры.
Первоначальная версия картины Росса Блекнера «Море и зеркало» (1996), которую вожделел Алек Болдуин, находится в собрании частного коллекционера, чьё имя не разглашается
В суде определится и будущее «Портрета Греты Молль» (1908) кисти Анри Матисса. Наследники владельцев этой картины утверждают, что она была выкрадена во время Второй мировой войны. Трое истцов требуют от Национальной галереи не только вернуть полотно, но и возместить убытки в размере 30 млн долларов.
По словам наследников, изображённая на портрете Маргарита Молль отдала картину Гертруде Джамарани, ученице своего мужа. Это произошло в конце войны, во время оккупации Германии войсками союзников. Студентка должна была вывезти полотно в Швейцарию на хранение, но вместо этого продала его, а деньги присвоила. После этого произведение несколько раз меняло владельцев, а в 1979 году было приобретено Лондонской галереей. Истцы обвиняют учреждение в том, что оно должным образом не проверило провенанс перед покупкой.
В довершение ко всему наследники указывают, что супруги Оскар и Маргарита Молль, — ученики Матисса — подвергались гонениям в нацистской Германии как «дегенеративные художники».
  • Оскар Молль, «Кот и домашние растения» (1924)
  • Оскар Молль, «Зимний сад» (1917)
В свою очередь Национальная галерея отвергает все обвинения. Музей напоминает, что Маргарита Молль уехала в Уэльс лишь после смерти супруга в 1947 году, то есть не спасалась бегством. Кроме того, в судьбе картины есть «пробел» между 1947-м и 1949 годами: нет никакой уверенности в том, что она была украдена. И даже если злой умысел будет доказан, учреждение является добросовестным приобретателем.
«Национальная галерея будет защищать себя от этого судебного иска», — сказано в официальном заявлении музея.
По материалам artdaily.com и news.artnet.com
Комментировать Комментарии
HELP