Регистрация
Тема в Артхиве
Искусство детям
6 статей  •  2 теста

Тело осознания. В Национальном музее Тараса Шевченко поляки показали украинцам, кто они такие

Мне нравится1       0  
Выставка «Наше национальное тело», после польского Белостока прошедшая в самом украинском музее Украины — Национальном музее Тараса Шевченко, — «обманула» все ожидания киевской публики, связанные как с темой, так и с самим местом ее экспонирования. И это оказалось самым интересным…
«Бог из экрана» и хлесткие карикатуры поляков, перформансы Петра Павленского, «Киевский дневник» Влады Ралко — проекты для участия в украинского-русско-польской выставке выбирала куратор из Польши куратор Моника Шевчик. Смотрим, как в музее Шевченко расположилось «Наше национальное тело» в измерениях совриска трех стран.
Петр Уклянский, Без названия (Солидарность), 2007 г.

Поляки охотно сравнивают протестные акции «Солидарности» с украинским Майданом-2013−2014 гг.
В анналы украинского совриска давно вошла история о том, как в 2012 году Сергей Квит, будущий министр образования Украины (тогда — президент Киево-Могилянской академии), своим приказом закрыл посвященную исследованию «украинской сексуальности и телесности» выставку молодых украинских художников «Украинское тело», проходившую в стенах «его» Академии. С тех пор радикальных выставочных проектов «про это» в Украине не затевали — символы и табу украинского самосознания так и остаются неисследованными. И, при всей многозначительности названия, выставка «Наше национальное тело» тоже оказалось исследованием сугубо политическим.
В рамках этого проекта сразу трем странам — Украине, России и, главным образом, Польше, — в лице их молодых художников, предложили заняться «национальным самоопределением». А, так как полностью раскрыть и «пересказать» менталитет сразу трех наций в рамках одной экспозиции невозможно, то и проект «Национальное тело» получился в чем-то довольно плакатным. Однако это же подразумевает и яркость подачи.
На открытие выставки в полном составе пришла знаменитая группа Р.Э. П. На фото: Лада Наконечная, Жанна Кадырова, Никита Кадан.
Участники выставки: Адам крыше (Adam Adach), Анна Баумгарт (Anna Baumgart), коллектив Chto Delat, Давид Чичкан, Хуберт Черепок (Hubert Czerepok), Александра Чернявская, Катаржина Козыря (Katarzyna Kozyra), Кобас Лакса (Kobas Laksa), Петр Павленский, Марек Рачковский (Marek Raczkowski), Томас Рафа (Tomáš Rafa), Влада Ралко, Николай Родной, Ядвига Савицкая (Jadwiga Sawicka), Петр Уклански (Piotr Uklański), Петр Высоцкий (Piotr Wysocki).
Адам Адах при помощи работ «Трибуна (1)» і «Трибуна (2)» исследует феномен толпы. Толпа не в состоянии критично относиться к событиям, участницей которых становится, к идеологиям. Поэтому ее часто используют политики, которые стравливают людей друг с другом, считает художник.

«Когда-то наши страны были частями единого организма: Великого княжества Литовского, Российской империи, СССР. Одинаково сильно ощущались разногласия между всеми нами, которые создавали напряжение в отношениях. Дебаты о национальной идентичности до сих пор продолжаются, но, похоже, наши народы сейчас пересматривают собственные модели самоосознания «.
Ядвига Савицка, «Боже Правый», 2003, цифровая печать, лайтбокс. Второй объект: Ядвига Савицка, «Матерь Божья», 2003, цифровая печать, лайтбокс.

В своих инсталляциях художница комментирует «поверхностную» религиозность современных поляков.
— Нет, о скандальной выставке «Украинское тело», я впервые услышала уже здесь, в Киеве. «Перекличка» названий случайна, — заверила «Артхив» куратор «Нашего национального тела», знаменитая директор галереи Арсенал в Белостоке, Моника Шевчик (полностью интервью с пани Моникой смотрите на видео).
Карикатуры — тоже вполне актуальное «выставочное» искусство. А проблемы, о которых размышляет Марек Рачковский, актуальны и для Польши, и для современных Украины с Россией.
Слева: «Как только у поляков повышаются зарплаты, евреи поднимают цены!»

Справа: «Не выпьешь за Родину, сопляк?!»
Получается так, что проект «Наше тело» обманывает чаяния и отечественных консерваторов, что отрадно. Вместе с этой экспозицией в недавнем их оплоте, Национальном музее Тараса Шевченко, окончательно «утвердилось» актуальное, современное искусство. Состоящее, главным образом, из видео и медиа, осмысливающее самые современные события и отдельные «штампы» национального менталитета разных стран. И все это представляют публике не без желания поспорить.
Серию «Киевский дневник» Влада Ралко начала создавать во время событий на Майдане.
— Мы не принимали участия в формировании экспозиции и подборе художников-участников. Так что и видео перформансов россиянина Петра Павленского, и живопись нашей Влады Ралко, и работу художника Давида Чичкана (он известен еще и своими «левыми», анархистскими взглядами, — прим.авт.) отобрала для выставки сама куратор Моника Шевчик, — рассказал нам директор Музея Шевченко Дмитрий Стус. — Но мы довольны тем, что, кажется, окончательно «выводим» восприятие имени Тараса Шевченко из-под влияния народнического дискурса. «Наше национальное тело» интересно молодежи и думающим людям наших стран. Хотя, я бы сам, возможно, был более радикален в оценках, будучи на месте многих художников-участников, — добавил г-н Стус. И заметил, что рассказ о самых насущных проблемах разных стран — а именно ему, по сути, и посвящена экспозиция, — в музее воспринимают, как «текст». Впрочем, и Тарас Григорьевич Шевченко ведь тоже — автор «жизнетекста» об Украине, одного из самых известных.
Ватман с изображением младенцев в камуфляже, в окружении ленточек с символикой украинского (сине-желтого), российского (триколор) и ОУН (красно-черного) флагов, Давид Чичкан принес к самому открытию выставки. «Планировалась другая работа. Она же есть в каталоге. Но я неожиданно для себя самого нарисовал вот эту», — рассказал нам художник.
Еще один «телесный» момент — то, что, вход на выставку для детей младше 16-ти в музее ограничили: только в присутствии родителей. Это новшество настолько удивило даже чиновников украинского Минкульта и дотошную Монику Шевчик, что первые с трудом подбирали объяснения, почему «не пущать» на видео «про Майдан» и «про Солидарность» — правильно. А Моника, комментируя нам такое решение, с трудом скрывала раздражение (см. видео) — правда, одновременно рассыпалась в похвалах организаторским талантам команды Музея Шевченко.
Александра Чернявская, Убийство Стефана. Холст, масло, 2008
Картина построена по принципу одновременной композиции: эпизоды из разного времени показаны одновременно. Действие происходит во время Второй мировой войны. Немец слушает донос Коллаборациониста, в спину которому из пистолета целится Партизан. Коллаборационист убегает и прячется в доме. Двери закрывает и своим телом подпирает Стефан. Партизан стреляет в закрытую дверь, думая, что убивает Коллаборациониста. Тот, тем временем, выпрыгивает в окно. Раненый Стефан падает на пол. Двое детей, брат и сестра Стефана, смотрят на лужу крови вокруг его головы. Партизан стреляет себе в голову. Так Чернявская рассуждает о неоднозначности трактовки исторических событий.
Впрочем, посмотрите сами, что именно могло ранить беззащитные души юных киевлян и их соотечественников. А в Польше выставка проходила без возрастных ограничений.
Кадр из фильма Николая Ридного «Обычные места», 2014
Киевляне смотрят видеодокументацию перформансов Петра Павленского. Российский художник сегодня популярен в Украине.
А если серьезнее, то «Наше национальное тело» интересно, в первую очередь, все же, тем, что это — взгляд на современных украинцев и, в меньшей степени, россиян, молодых поляков. И самих поляков — на себя. Мы многие реалии воспринимаем иначе, и даже для участия в подобном проекте, наверняка, «делегировали» бы в Польшу совсем других худождников с другими работами. Впервые выставка прошла в польском «Арсенале» в августе-сентябре 2015 года при финансовой поддержке Министра культуры и национального наследия Республики Польша.

В Киеве выставка работает до 22 июня 2016 г.
 Комментарии
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP