school_banner
Регистрация

Гуляли всю ночь до утра. В Киеве отпраздновали День музеев «по-научному»

Мне нравится1       0  
Вашему вниманию — отчет о лучших, с нашей точки зрения, праздничных музейных ивентах в городе. Мы побывали в Музее Ханенко и в Национальном художественном музее: «ханенковцы» открыли выставку «Art and science», где посетители попадают в настоящий арт-детектив не хуже «Кода да Винчи», а НХМУ в эту ночь просто-таки «зажигал»!
Международный день музеев в Киеве — это не просто праздник. Это — новая киевская традиция. Каждый год, начиная с 2008-го, с 18 мая и до 20-х чисел месяца горожане непрерывно ходят по выставочным площадкам. Только в мае в столице Украины в «храме муз» можно даже переночевать, посетив одну из многочисленных Ночей в музее.
Очередь в киевский Русский музей в День музеев. Фото с официальной страницы КНМРИ в фейсбуке.

Кто – куда, а мы…

Музеев, празднующих свой «день», в Киеве становится все больше. В этом году самую насыщенную многодневную программу вдруг «выдал» знаменитый «Косой капонир», он же Национальный историко-архитектурный музей «Киевская крепость». В Национальном музее истории Украины публика и правда ночевала. Развлекаясь до утра квестами, кино, блужданиями по залам с «каганцями» (светильниками), и учась выживать в условиях ледниковой тундры 20-тысячелетней давности. Программа носила общее название «Доисторическая и мистическая ночь». В Мыстецьком Арсенале ночь с 21 на 22 мая протанцевали. «Майская ночь в Мыстецьком Арсенале» прошла в рамках Второго Международного фестиваля традиционных культур «ЭтноМир», к тому же стала «датской» — ко Дню Европы. В Национальном музее Тараса Шевченко ко Дню музеев и «фотосушкой» занялись, и новую выставку рисунков Шевченко показали, и оркестр играл.

«Артхив», тем не менее, был верен своей любви к живописи. Для посещения мы выбрали два проекта — самый интересный для нас и самый зрелищный, и не пожалели о своем решении ни на секунду. Ведь выставка «Art and science», открывшаяся в рамках специальной программы ко Дню Музеев «Узоры мира» в Музее Ханенко, и феерическая Ночь в Музее в Национальном художественном музее, стали самыми резонансными культурными событиями в Киеве как среди простых горожан, так и в среде музейщиков.
Ночь в Национальном музее истории Украины. Фото с официальной страницы музея в фейсбуке
В Киевской крепости в Ночь музеев стартовал проект «Тайны Косого капонира». Фото с официальной страницы в Фейсбук.

ART & SCIENCE, или Наука про искусство

В особняке Ханенко День музеев праздновали 18 и 21 мая 2016 г. «Культурные ландшафты» (напомним, что темой Международного дня музеев — 2016 стала «Музеи и культурные ландшафты» — Прим. авт.) освоили с помощью уже традиционного квеста, презентовали экскурсию Александры Исайковой по истории моды, даже провели экскурсию-концерт. Но зачин торжествам положило открытие выставки ART & SCIENCE из серии «Наука про искусство».

В рамках этого проекта «ханенковцы» представили результаты своих научных исследований — работы по атрибуции произведений искусства, хранящихся в фондах. Проект стал, пожалуй, одним из самых удачных киевских за прошедший год.
Авторы выставки ART & SCIENCE.

О научном поиске, и не только.

Вы, конечно, в свое время читали супермодный «Код Да Винчи» Дэна Брауна. И, скорее всего, смотрели фильм про то, как увлекательно и страшно Роберт Лэнгдон и Софи Нево разгадывают тайну «Тайной Вечери». На ART & SCIENCE посетители Музея Ханенко сами попадают в настоящий искусствоведческий детектив, к счастью — без крови.
«Объектов», над разгадкой тайн которых научные сотрудники музея бились не один год (а зрители проходят этот путь в течение, в среднем, минут пятнадцати на одну витрину или картину), — несколько десятков. От фарфоровых статуэток и даже стульев — до живописи Вильгельма Катарбинского. Загадки на любой вкус! Раскрыли даже тайну павильона Российской империи на всемирной выставке.

В музее еще и обошлись без сомнительных предположений и мистификаций. Все работы сопровождает качественная инфографика с подробным схемой-рассказом о каждом предмете и истории его атрибуции. Проекты подобного уровня мы видели только в ведущих современных западных музеях. Увидеть в самом Киеве экспозицию, над каждой буквой которой можно раздумывать, буквально, часами, стало для нас приятным шоком.
— Это — первый выставочный проект, где мы представили именно научную работу по атрибуции произведений искусства сотрудниками музея, — рассказала нам куратор ART & SCIENCE, зам. директора Музея Ханенко по научно-исследовательской работе Елена Живкова. — Если выставка будет успешной, хотим показать ее в разных городах Украины, и потом сделаем продолжение.

Николай Ломтев. Автопортрет в костюме «гофтромпетера», 1845



Завязка арт-детектива: авторство картины приписывали неизвестному итальянскому художнику. Елена Живкова обратила внимание на то, что подпись автора сделана кириллицей («увидела «таинственные N латиницей и кириллическое Л»).


На фото — инфографика, посвященная картине Николая Ломтева

Елена Живкова, зам. директора Музея Ханенко по научно-исследовательской работе:

— Я нашла другие картины этого художника. А потом мне посчастливилось еще больше: я нашла дневник Ломтева. Только благодаря ему я поняла, что означает загадочная надпись на картине: «Cervaro. Olimpiade XXX N.Л. 1845». Оказалось, что «пенсионеры» — художники, которые за казенный кошт ездили из России учиться в Италию, устраивали праздник, который назывался «олимпиадой». Проходил он в предместье Рима под названием Черваро. Это была очаровательная местность, полная пещер и гротов. В одном из гротов художники и проводили свой карнавал, переодеваясь в маскарадные костюмы. Костюм Ломтева на автопортрете удивителен: штаны — одного исторического периода, шляпа — другого…
В «Дневнике» Ломтев писал, что у художников был обычай: потихоньку от остальных празднующих, в одиночестве, заходить вглубь грота. И там у «сивиллы» спрашивать о своей судьбе, что ждет в течение следующего года (потом я, кстати, нашла изображение сивиллы и самого праздника, и даже зарисовку, как художник пишет на стенах грота слово Olimpiade — и номер «текущего» праздника). В общем, на картине изображен судьбоносный момент — вечер «Олимпиады», когда Ломтев узнает свою судьбу на год вперед.
Кстати, в 1845 у Ломтева был сложный период. Он оказался в Италии без денег. В «Дневнике» много раз повторяется: «голодал», «не обедал и не ужинал». Но он все равно все время работал, писал картины. Когда художник уже должен был возвращаться из Италии в Россию, случилась некрасивая история. Чиновник, отвечавший за деньги «пансионеров», украл их и сбежал с любовницей в Америку. Все художники остались без средств, а Ломтев все равно, хотя и с большим трудом, вернулся в Россию. Он пишет об этом в своем дневнике. Сначала попал в Констинополь, потом оказался в Киеве… Кстати, известно, что основатель нашего музея Богдан Ханенко когда-то покупал его произведения. Мы не знаем, эту ли работу. К нам автопортрет попал из фондов Русского музея, т.к. они решили, что это работа итальянского художника…

(Полностью рассказ смотрите на видео).

Шкатулка невесты. Италия, XV в.

Юлия Самойлова, старший научный сотрудник отдела учета и хранения:

— В инвентаре долгие годы про нее было написано просто: «Шкатулка прямоугольная». А в ходе научного исследования выяснилось, что она относится к серии т. н. «ларцов невесты». По форме шкатулка напоминает большие сундуки кассоне, в которых невеста перевозила приданое, и сама вещица входила в приданое.
Шкатулка сделана из дерева и украшена белым резным декором, который формировался из смеси яйца, мела и муки. Орнаменты в период ее изготовления существовали зооморфные и растительные. «Наш» ларец снабжен зооморфным. Фигурки дельфинов, пушка, разнообразные цветы символизируют любовь. «Шкатулки невесты» пропитывали благовониями, афродизиаками, поэтому все предметы, которые в них хранились, тоже приятно пахли.
К сожалению, откуда ларец попал в коллекцию Музея Ханенко, нам не известно. На днище есть штамп флорентийской таможни — скорее всего, предмет был приобретен в Италии. Такие шкатулки создавали и в Венеции, и во Флоренции — в разных местах.
В Музее Виктории и Альберта, в Метрополитен музее выставляются подобные предметы. Они всегда вызывают очень большой интерес у публики.

(Полностью рассказ смотрите на видео).

Портрет "принцессы Дейзи"

Эгон Иосиф Коссут. Портерт «принцессы Дейзи» — княгини Марии Терезы Оливии Хохберг фон Плесс (1873 — 1943), 1930 г.

Кантонский веер «1000 лиц», 19 ст.

Валерия Юнда, научный сотрудник отдела искусства стран Востока:

— Как, вы правда — из «Артхива»? Это замечательно! Я читаю вас постоянно, каждую вашу статью. А теперь, получается, и про себя прочитаю? Ну, надо же!..
…Перед вами — китайский веер, 19 век. «Мандаринский». Он имеет общемировое название «Кантонский веер «Тысяча лиц». Португальские чиновники называли «мандаринами» чиновников китайских, чьим неизменным атрибутом был веер. Почему название «кантонский»? Вся экспортная продукция в Китае производилась только в городе Кантоне. А «тысяча лиц» — оттого, что на этот бумажный «экран» наклеены многочисленные маленькие «лица»: пластинки слоновой кости, причем каждая раскрашена вручную. Еще и на каждой нарисованной человеческой фигурке наклеены одежды из шелка, - получается, тоже аппликация. Когда такой веер в движении, он блестит, будто мерцает, и создается впечатление, что фигурок на нем — и правда, тысячи. Вот такая «3D-технология» 19-го века!
 — Веера с разных сторон украшены отличающимися изображениями. Кстати, знаете, как легко отличить, что это веер именно «кантонский», сделанный на экспорт? Для внутреннего рынка их никогда не рисовали такими яркими — тоны были более сдержанными, и, кстати, в Китае мужские веера (и халаты), в отличие от женских, никогда не украшали изображениями человеческих фигур. На мужских обычно были пейзажи, или стихотворения с пейзажами… А вот экспортные варианты «по половому признаку» не различались. Зато яркие, броские веера служили своеобразной рекламой Поднебесной в остальном мире.

(Полностью рассказ смотрите на видео).

Вильгельм Котарбинский, Кормление ибисов

Вильгельм Котарбинский, Кормление ибисов. Ок. 1900 — 1916.

В Музее Ханенко установили авторское название картины известного художника.

Амуры из серии «Переодетые амуры»

Амуры из серии «Переодетые амуры». По модели И. И. Кендлера (мастер работал в 1731 — 1763 гг.). Германия, Мейсен, Королевская фарфоровая мануфактура.

Выбор ткани. Нач. 20 в. Франция, мануфактура «Самсон» (работала в 1845 — 1980 гг.)
Людмила Кравченко, старший научный сотрудник отдела западноевропейского искусства:

— Витрина делит «фарфор» на две части. На верхней полке — амуры из серии Кендлера «Переодетые амуры». Она достаточно велика. Кендлер отливал парные фигурки амуров, которых одевал на разный манер. В основном, это были аллегории (или же «профессии»): скульптурки, например, символизировали разные национальности и т. п. Амур с завязанными глазами в нашей коллекции — это аллегория×Торжественные, скорбные и величальные, радостные и задорные мелодии очаровывали людей с незапамятных времен, помогая в радости и горе. Тот миг в истории человечества, когда гармония звуков превратилась в музыку, а человек оторвался от будней и, напевая незамысловатый мотив, начал мастерить инструменты, остался не замеченным. В дальнейшем музыка и ее носители претерпели взлеты и падения: от вознесения в рай небесный до низвержения в ад греховный. И сама музыка и инструменты с тех пор стали носителями особого кода, символами различных понятий. читать дальше слепой любви.
Кстати, этот, «ослепленный», четвертый по счету амур в витрине — не мейсеновской мануфактуры. Он создан мастерами мануфактуры купца Вильгельма Каспара Вегели из Берлина. Берлинская фарфоровая мануфактура существовала всего несколько лет в 18 веке (1751 — 1757 г. г.). На ней работали скульпторы, которые по разным причинам ушли с мейсеновской фабрики, и они придерживались традиций Мейсена, часто — попросту повторяли то, что делали раньше.
Большинство амуров были аттрибутированы просто как «крылатая девочка», или «девочка с виноградом» — они не были «амурами», и не относились ни к какой серии.

(Полностью рассказ смотрите на видео).




Богдан Ханенко финансировал строительство национального павильона в Венеции, выяснили музейщики.

Вообще, на выставке каждая история — сюжет для настоящего арт-детектива. У посетителей, таким образом, имеется возможность в рамках одного визита освоить целую «библиотеку» .

Когда Нацхуд «зажигает»

Какой же день — без ночи, а день музеев — без Ночи музеев? Самым заметным «храмом муз» Киева в «свой» праздник ближе к ночи становится Национальный художественный музей. Причем не просто в силу удачного расположения в самом центре украинской столицы, на Европейской площади. В «доме со львами» всегда придумывают что-то «эдакое», и развлекают публику так, что та, даже раз попав на нацхудовские «посиделки», еще долго помнит музейную эскападу. На следующий год и сама приходит, и друзей приводит.
Такого столпотворения, как в этот раз, не ожидал никто. Своей очереди попасть внутрь здания ожидали сотни людей. Публику, уже осмотревшую (бесплатно!) выставку «Идентификация. За завесой неопределенности» (предмет нашего отдельного репортажа), и поигравшую в музейный квест, и послушавшую ди-джеев и оперную диву Ольгу Гребенюк, и оценившую новую разноцветную подсветку центрального музейного входа, в финале дня ожидало лазерное шоу.

В темноте, под рев машин, мчащихся по улице Грушевского, колонны и портики музея стали фоном для музыкально-световой инсталляции от dj Derbastler и известной медиахудожницы Ольги Кашимбековой.
Музейщики и публика Киева поздравляют всех с Международным Днем музеев, небезосновательно рассчитывая на частые встречи в течение всего года.
Комментировать Комментарии
HELP