Регистрация

“Есть воля - есть шанс” в PinchukArtCentre: 7 современных художников без слов высказались по поводу СПИДа

Мне нравится1  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В ОК  
Искусство — действенный инструмент для борьбы с глупостью, бедностью, безразличием и эпидемиями. Дэмиен Херст, Ай Вэйвэй, Сергей Братков, Илья Чичкан и другие творцы современного искусства создали наглядное тому подтверждение.

Сладко и горько

По-хорошему, у входа на экспозицию должен стоять добрый человек, который скажет: «Приготовьтесь увидеть, что такое искусство соучастия».
В углу насыпана гора конфет. Ее точный вес — 175 фунтов (около 80 кг). Проходя, каждый может угоститься. Гора сладостей тает, а к концу дня исчезает вовсе. Так же исчезает человек, поедаемый болезнью — тот самый, который когда-то был лучшей сладостью на земле.

Работа Феликса Гонсалеса-Торреса носит неофициальное название «Портрет Марселя Бриана» (1992 г). Вообще автор никогда не давал своим работам имена, но снабжал скромными комментариями на табличке. Со временем неофициальные названия рождались сами.
Художник посвятил работу памяти своего партнера. Сегодня его самого тоже нет — умер от СПИДа в 1996 году.

Непростой парень

Феликс Гонзалес-Торрес — фигура знаковая. Вплоть до 90-х было принято считать, что изобразительное искусство — это вечность, в отличие, скажем, от танцев, которые являются письмом на воде.
Гонзалес-Торрес размыл эти грани. Он развивал искусство сотрудничества со зрителем — в противес закрытому музейному.
Взять хотя бы его постеры с изображением пустой кровати, хранящей следы двух тел. Первые бигборды появились на улицах Нью-Йорка в 1991 году. Позже они то отправлялись в залы (Музей современного искусства Нью-Йорка), то снова возвращались на улицы.
Феликс Гонзалес-Торрес полностью поменял обывательское понимание роли искусства. Он показал, что произведение — это не материал или полотно, а та энергия, которую оно рождает. Мы можем не видеть Мону Лизу в Лувре, но мы знаем, что она есть. Она повлияла на мир, в котором мы живем, на каждого из нас.
Искусство — это воздух, объединяющая энергия и наука, плоды которой можно использовать для преображения мира.
Феликс Гонзалес-Торрес одним из первых начал отстаивать права секс-меньшинств. В 1989 г. он сделал паззл из семейного снимка Клауса Барби — нациста, осужденного к пожизненному заключению. В аннотации к работе Гонзалес-Торрес написал: «Вот семьянин, и он пользуется уважением в обществе, которого мне, как гею, не достичь никогда. Как мне быть с культурой, которая награждает его своего рода орденом? В известном смысле я все время пытаюсь обсудить свою позицию в этой культуре». Этой работы в Киеве нет, зато есть масса других.
Феликс Гонзалес-Торрес. Без названия (Идеальные любовники)
Без названия (Идеальные любовники)
Феликс Гонзалес-Торрес
1990

Главные провокаторы


Дэмиен Херст предоставил проект «Есть воля — есть шанс, давшую название выставке, картину «Набор лекарств от ВИЧ/СПИДа», выполненную в жанре гиперреализма, инсталляцию из бабочек и другие. Эти работы разрушают стереотип о Херсте как о «художнике, который спиртует мертвых коров». Да, это провокатор, мастер аллюзий, бизнесмен и хитрец — но точно не «голый король».

Идем дальше — Ай Вэйвэй. Миллионер, звезда современного искусства, которого власти Китая то выдворяют с родины, то запрещают ее покидать, чтобы не рассказывал мрачные секреты Поднебесной. Ай Вэйвей предоставил видео, одно из которых заслуживает внимания уже только за метафоричное название — «Любовь у нас в крови». Обсуждать видеоинсталляции нет смысла: нужно смотреть. То же касается работ Нэн Голдин, не требующих комментариев.

К молчаливому высказыванию мировых знаменитостей присоединились Илья Чичкан и Сергей Братков, который давно живет в Москве, но родился в Харькове, так что назвать его иностранным было бы по меньшей мере глупо — просто наш.
Илья Аркадиевич Чичкан. Колыбель
Колыбель
Илья Аркадиевич Чичкан
2013

Смотреть и анализировать

В целом, экспозиция сложная, нетипичная, и чтобы ее понять, нужно поменять угол зрения на роль искусства в целом, что хорошо — новизна омолаживает мозг. Но идти однозначно стоит. Тем более, что в соседних залах все еще можно увидеть экспозицию Яна Фабра и проект «(Де)Конструкция. Реальность и вымысел» — одну из самых мощных видеоработ современного искусства.

Кстати…

Сразу ответим на вопрос: может ли быть прибыльным искусство соучастия? Конечно, может. Изначальный эстимейт конфетной инсталяции Гонсалеса-Тореса составлял 26 млн. долларов, однако в итоге патент на идею продали за 46 млн. Покупатель получил права на использование инсталяции. Теперь он решает, разрешать проводить перформанс еще где-то, или нет.

Фото работ пердоставлены PinchukArtCentre
www.pinchukartcentre.org

Автор: Lena Skachkova
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Мне нравится1  Поделиться    Поделиться    Твитнуть  В ОК  

Комментарии

loading...

Артхив не только интересно пишет об искусстве, это целая социальная сеть с огромными возможностями. Регистрируйтесь и получайте информацию из первых рук

Зарегистрироваться

подписывайтесь на наши новости любым удобным способом:

HELP