Биографический фильм режиссера Майка Ли об английском живописце Уильяме Тёрнере (1775-1851), который вышел в прокат в 2014 году – стал ярким явлением в кинематографе. Жизнеописание художника – задача не из легких. Ведь художник живет необычной жизнью. Он создает искусство – а это особая подсистема духовной сферы человеческого бытия.
Но сначала несколько слов о главном герое.
Художник Уильям Тернер – фигура в истории искусств довольно таинственная. Сведений о нем сохранилось мало, а сохранившиеся таят много загадок и противоречий. Возможно, это связано с тем, что художник тщательно скрывал или намеренно искажал факты своей биографии. Однако доподлинно известно, что Уильям Тернер появился на свет 23 апреля 1775 года. Художник сам подчеркивал, что дата его рождения совпала с Днем покровителя Англии, святого Георга. Что касается места рождения, то несмотря на официальные источники, называющие Лондон,сам художник местом своего появления на свет объявлял разные географические регионы Англии.
Отзывы современников о Тернере как о личности и художнике очень контрастны. Как человек замкнутый, тугодум, неотесаный, совершенно не проявляющий интереса к окружающим, но талантливый, яркий, самобытный художник, всецело поглощенный искусством живописи.
Таким он и предстает в первых кадрах в исполнении актера Тимоти Сполла: тяжеловесным, мрачноватым, неуклюжим, с острым наблюдательным умом и непосредственностью большого ребенка. И с первых минут вызывает если не симпатию, то несомненно, неподдельный интерес.
Яркая внутренняя жизнь героя, одержимого страстью к работе и его внешняя простоватость, эти две характеристики, пересекаясь и контрастируя, и легли в основу образа главного героя фильма Майка Ли.
Здесь можно вспомнить рассуждения философа Юнга, который двойственность или слияние парадоксальных психологических свойств считал основополагающими чертами любой творческой личности, в которой «борются две силы: обычный человек с его законными потребностями в счастье... и беспощадная творческая страсть...»
Тот, кто ждет постепенного развития биографической сюжетной линии в духе неспешного рассказа о детстве и юности , начале творческого пути, взлетах и падениях, восхождении к Олимпу славы - будут разочарованы. Нет и острого драматичного повествования о горькой судьбе гениального художника - изгоя.
У фильма Майка Ли – свой колорит, свои краски. Где пространство и свет, ритм и музыка, вербальный ряд - в созвучии и с духом времени, и с живописью Тернера. Зритель погружается в пластику фильма с первых кадров, где показаны дальние планы с голландскими мельницами, гладь реки под закатными лучами солнца. Ландшафт, который Тернер назовет «плоским, как грудь ведьмы». Приглушенные зеленоватые, желтые, зеленые тона. Рассеянный свет, тонкие тональные переходы, близкие к палитре Тернера-живописца... И тут же - первый размашистый мазок к характеру Тернера-человека - замечание из его уст о самом себе : «Дверная ручка и та веселей и всем руки жмет».
Самоирония.Тонкий английский юмор. Как в реплике на вопрос одной из дам, можно ли отличить заход и восход солнца на его картинах:
«Конечно, мадам. В одном случае солнце движется вверх, в другом – вниз.
Эмоциональное погружение в эпоху дают и интерьеры времен королевы Виктории. Кадров с интерьерами много. Они часто «слиты» с пейзажем, как в эпизоде, где из окна домика миссис Бут открывается вид на тихую гавань, с кораблем на горизонте в алых лучах заходящего солнца... Просто готовая композиция для художника-мариниста! А по другую сторону распахнутого окна – тихий внутренний мир среды обитания. Тяжеловатая мебель. Массивная кровать в спальне. Тяжелые портьеры и обои с крупным декором. И непременный атрибут английского дома – камин.

В фильме показаны 25 лет творческой биографии художника. Позднего Тернера многие современники не понимали. В приличия Викторианской эпохи он не вписывался ни своим дерзким поиском новизны , ни прямотой и неудобством характера, ни готовностью к риску. Не любили за широту суждений, независимость от мнений других. В то время как его коллеги по цеху художники привозили в Королевскую Академию на выставку готовые полотна, покрытые лаком и с высохшим слоем краски. Тернер мог переписать полотно в ночь перед выставкой. Или размазать сверху полотна белила в духе акварельной техники.Им довлела жажда новых открытий. Не для того, чтобы ошеломить публику, но «выплеснуть» себя. Без остатка.
Впрочем, поиск новизны любовь к экспериментам не вступает в резкий диссонанс с восхищением перед открытиями прошлого.
Тернер боготворил Клода Лоррена.Считал его гением, который «рисовал, стоя на земле и укрощал море берегом». Любуясь и вглядываясь в его восходы и закаты, сумерки и мягкий вечерний свет, ощущая их идиллию и покой, он сам жаждал драмы и бури. Ярких ощущений. Поэтому приказал привязать себя к мачте корабля. Чтобы четыре часа ветер и волны хлестали в лицо, чтобы получить особый, незабываемый «экспириенс», который можно было завизуализировать на холсте.

Двух великих живописцев - француза Клода Лоррена и британца Уильяма Тернера- разделяет полтора столетия. А до официального выхода на арену искусств импрессионистов – два десятка лет...
Появление на Первой выставке импрессионистов картины Клода Моне «Впечатление.Восход солнца» - вызвало фурор. Ни очертаний берегов, ни гавани, ни портовой суеты. Лишь незабываемое впечатление от всплеска волн, завораживающей игры солнечных бликов и переливов света. То впечатление, которое стремился получить Тернер. Наблюдая пейзаж из окна мчащегося поезда или стоя под штормовым ветром на палубе корабля. Чтобы вызвать бурю в устоявшихся взглядах и дерзко вырвавшись из своей эпохи, предвосхитить новую. И ему это удалось.
Два десятка лет из жизни художника предстают калейдоскопом событий, где на первом плане - упоение работой, жажда постичь тайны искусства и явить миру новое. Общение с родственниками, коллегами по цеху, критиком Рескином, отношения с отцом, внезапно вспыхнувшая страсть к «античным чертам» миссис Бут – яркие дорисовки образа.
Калейдоскоп событий не случаен, одно вытекает из другого, и между эпизодами – ощутимая эмоциональная связь.
В финале фильма Тернер, уже тяжелобольной, сделав невероятные усилия, встает с постели, когда миссис Бут, выглянув в окно, сказала, что только что вытащили тело утопленницы. Художник поспешно берет блокнот и идет к берегу, чтобы сделать свой последний набросок. Сюжет в духе «Офелии» прерафаэлита Джона Эверетта Милле. Тонкая символика! Ведь английские прерафаэлиты×Прерафаэлиты – первые авангардисты Европы, которые протестовали против классической портретной школы с ее париками и пудрой, воспевая естественную, романтическую, шекспировскую красоту. читать дальше считали Уильяма Тернера одним из своих предшественников. И вполне резонно.
И все происходящее – на фоне восхитительных пейзажей, наполненных светом, который Тернер боготворил и считал божественным. Пейзажи одухотвореные, живые. Благодаря великолепным натурным съемкам и операторскому искусству Дика Поупа, который на вопрос, не использовалась ли компьютерная графика при съемке вида из окна в комнате, которую снимал Тернер - с чувством и не без гордости ответил: «Черта с два! В фильмах Майка Ли никогда не было компьютерной графики!».

Людмила КУЛИКОВА

Кинодосье:

Европейская киноакадемия - "Лучшая мужская роль" (Тимоти Сполл)

Каннский кинофестиваль - "Лучшая мужская роль" (Тимоти Сполл), Приз Vulcain Prize

Британская академия (BAFTA) - Приз за лучшую режиссуру ( Майк Ли)

Премия Национального общества кинокритиков в номинации «Лучшая операторская работа» ( Дик Поуп)

Note:

Тимоти Сполл за два года перед съемками брал уроки живописи и научился делать неплохие копии.