Хорошие фотографы, конечно, своими учителями назовут художников. Кто-то научил их работать с цветом, кто-то - со светом и тенью, а кто-то подсказал элементы собственного стиля и магистральные темы в творчестве. 

Но, например, фэшн-съемка - это конвейер. Допустим, недостатка в звездах, метящих угодить на обложку, и нарядах от модных брендов, которым нужен пиар, нет. Но с идеями иногда туго. Или очень туго. Лучший способ выйти из кризиса - использовать великих художников еще и как доноров, позаимствовав у них целиком сюжеты и мизансцены. Иногда результат получается таким впечатляющим, что о кризисе идей ка ко фундаменте и не задумываешься.

Вот, например, фотографии, снятые знаменитой Энн Лейбовиц для американского Vogue (декабрьский номер, 2013 год). В главной роли - актриса Джессика Честейн. На обложке (декабрьской!) - фотоверсия картины Фредерика Лейтона "Пылающий июнь" (1895 год). Внутри - такого же качества  ремейки: не точные, но передающие суть и позволяющие использовать те самые платья от модных домов. 

Так, синее платье для картины Феликса Валлотона и узорчатое для воспроизведения наброска Климта взяли у Веры Вонг. На серебристом платье, повторяющем наряд героини Андерса Цорна, пришита бирка  Oscar de la Renta. Картина Ван Гога с героиней в гороховой юбке потребовала наряда  Alexander McQueen. Желтое платье с обложки - Theory by Olivier Theyskens.

В ремейке Рене Магритта, разумеется, обошлись без сотрудничества с модными домами. Хоть картина и называется "Вечернее платье".

Среди переосмысленных работ есть и одно фото - "Портрет Джулии Джексон". Его сняла Джулия Маргарет Камерон, английская фотографиня викторианской эпохи. А Джулия Джексон - мать писательницы Вирджинии ВУльф. Да, давно было дело.