Гюстав Кайботт. Мост Европы
Мост Европы
Гюстав Кайботт
1876, 125×181 см
Наша читательница Евгения Усова спрашивает:

- Хотела бы задать вопрос, кающийся картины Гюстава Кайботта "Мост Европы". Я учусь на факультете искусств в Германии, на одной из недавних лекций профессор озвучил мысль, что дама в черном платье, идущая чуть позади господина в цилиндре, не его спутница, а проститутка "на работе". Но существует эскиз картины, где те же персонажи идут рядом. Скажите, на ваш взгляд, можно ли это интерпретировать как изменение первоначального замысла этой сюжетной группы? Я задам этот вопрос и лектору, но так хочется поскорее узнать профессиональное мнение. Благодарю за внимание и надеюсь на ответную депешу)). Евгения
Гюстав Кайботт. Мост Европы. Эскиз
Мост Европы. Эскиз
Гюстав Кайботт
1876

На вопрос отвечает автор Артхива Анна Сидельникова:

- Евгения, на ваш вопрос трудно ответить однозначно, но мы постараемся посмотреть на возможные смыслы, присутствующие в картине, прежде всего с точки зрения самой эпохи. Итак, 1876 год: прошло уже 13 лет после «Олимпии» и «Завтрака на траве» Мане (в целомудренные обмороки по поводу проституток, бесстыдно смотрящих с картин в глаза зрителю, уже никто не падает), уже позади две выставки импрессионистов, «банда Мане», по вечерам собираясь в кафе Гербуа, вербализирует и оформляет в систему художественных ценностей право художника на бессюжетность картины. Было бы странно предположить, что 28-летний Кайботт, самый юный в этой компании (Моне в это время уж 36), самый смелый и независимый, собирался картиной «Мост Европы» создать чистое социальное высказывание. Все общие для импрессионистов идеи нужно в случае с Кайботтом умножать на «юношеский» и творческий максимализм.

Главная и совершенно гениальная перемена замысла от эскиза к итоговому варианту «Моста Европы» – это вовсе не поправка к социальным статусам героев, а разогнавшаяся до непешеходной скорости динамика картины. И перемена эта происходит в несколько приемов: Кайботт резко сплющивает перспективу и приближает героев к переднему краю полотна, он выпускает собаку навстречу мужчине в цилиндре, чтоб это встречное движение создавало ощущение удвоенной скорости (как встречный поезд, проносящийся мимо, создает ощущение, что ваш поезд разогнался до скорости как минимум космического корабля). И, наконец, сам мужчина ускоряет шаг и обгоняет даму на несколько шагов. Ни один воспитанный джентльмен не позволил бы себе так выскочить вперед, если бы это была его спутница и они прогуливались вместе. Ни одна приличная дама не стала бы прогуливаться одна, да еще и в таком месте – на огромной площади в районе вокзала. Пришлось превратить даму в проститутку:)

А если без шуток, существует множество интерпретаций происходящего на мосту Европы: обнаружив фотографию самого Кайботта в той же позе, что и мужчина в цилиндре, критики сошлись на том, что художник изобразил на мосту самого себя, историк искусств и феминистка Norma Broude убеждена, что взгляд мужчины в цилиндре устремлен мимо женщины на мужчину у ограждения – и здесь зашифрованы гомосексуальные наклонности самого Кайботта. Историк искусств Nicolas Saint-Fare Garnot убежден, что парижские картины Кайботта прежде всего об одиночестве человека в современном людном городе. И каждая из этих версий в картине, в отличие от эскиза, обретает выразительность.

Читайте также:

подробнее о картине "Мост Европы"

биография Гюстава Кайботта