Кто-то пишет романы. Другой, погрузившись в их мир, создает иллюстрации.Третий работает над сценарием и ставит спектакль. И каждый из этой цепочки – ТВОРЕЦ. Каждый создает СВОЁ. Руководствуясь вдохновением, идущим от общения с миром.
Художник Михаил Бруня общается с миром античности.Древним, загадочным, притягательным. Его станковые работы посвящены греческой мифологии. Здесь сделаем отступление и вспомним, что античная станковая живопись до нас не дошла.Конечно, она существовала и хранилась в пинакотеках ( картинных галереях с живописными произведениями), но полотна не сохранились. О мастерах-живописцах мы знаем по трудам Плиния Старшего, по литературным эпиграммам. А о живописной манере – по фрескам
В станковой живописи Михаила Бруни присутствуют элементы техники, близкой к античным фрескам. Даже в грунте он использует песок. Этот материал добавлялся в нижние слои штукатурки древнегреческих стенных росписей. А матовые акриловые краски, природный пигмент, имитация трещинок-кракелюров усиливает эффект погружения в эпоху, давшую миру Акрополь, театр, философию, античную мифологию.
Миф мыслит образами, живет эмоциями, и ему чужда правильность формальной логики.А образы говорят больше о человечестве и цивилизации, чем немые надписи на арках.
В основе мифологических образов Михаила Бруни та же человеческая фантазия, какой она была в античную эпоху, но с привкусом своей, образной авторской индивидуализации.
Герои-кентавры, обитатели дремучих лесов, воплощение силы горных потоков, мощи ветров и буйного нрава, - у Михаила Бруни не внушают чувство силы и осознания своего превосходства. Слитые в едином существе из двух тел - Тяни-Толкай, - ( «Дилемма»), они наполнены озорной искоркой человеческих эмоций , далеких от духовных терзаний и правильности рассудка, а их дилемма руководствуется лишь простым желанием. Земным и плотским.
Мифы призывают к действию, победе и подвигам.Они всегда актуальны.Придя в нашу цивилизацию,мифы предстали в современных компьютерных играх,где самого сильного и воинственного ждет непременная победа, а готические мифы Ктулху вселяют ужас из-за столкновения человека с чем-то сверхъестественным.

У художника Бруни – другая игра. Реальное бытие соприкасается с фантазийным, индивидуальными психическими процессами, часто меняя местами причину и следствие, и не делая между ними различия.
Дионисий, само воплощение вакханалии, невоздержанный в пище и питье, неистовый в танцах, ликующий в радости и горящий в гневе, в этом плане близок к героям Рабле, утверждающего первенство физического начала. У Бруни людские плотcкие радости и утехи не подвергаются оценке. Они наблюдаются и интерпретируются, переплетаясь с легкой, причудливой гротескной игрой и тонкой иронией, беззлобным смехом над маленькими и вечными страстями человека, кочующими из одной цивилизации в другую и всегда несущие отпечаток человеческой природы – неизменной по сути, но отнюдь не низменной, спонтанной и непредсказуемой.
Игра – это воображаемая реальность. Миф – зеркало мира, не просто его отражающее, а творящее заново.
Отразив и радостно исказив, миф в творческой интерпретации художника раздвигает жизненные рамки и дополняет их зазеркальем. Ведь на то оно и искусство, а не наука или философия.

***

Мифологические сюжеты - лишь одна из тем персональной выставки Михаила Бруни, которая проходит в Экспозиционном центре «Константин Брынкуш». На ней представлено удивительно многогранное творчество автора: графические работы, включающие иллюстрации и станковую графику, живопись, скульптура, выполненные в своеобразной авторской технике «маски» из серии «Карнавал».