Регистрация

Дадаизм: искусство отрицания

Мне нравится6       0  
Дадаизм или дада — авангардистское нигилистическое движение (по большей части, в живописи и литературе), которое зародилось в Швейцарии во время Первой мировой войны и просуществовало с 1916-го по 1922-й год. После этого французский дадаизм слился с сюрреализмом, а немецкий — с экспрессионизмом. Этот стиль возник как реакция на ужасы войны, бессмысленность уничтожения человеческих жизней. Главными причинами всех вооруженных конфликтов дадаисты считали рационализм и логику, поэтому фундаментальными ценностями их художественного движения стали цинизм, отсутствие эстетики, отрицание стандартов, иррациональность и разочарованность.

Да-да, вы все правильно поняли

Двойное согласие, привычное для русского уха, — только один из источников происхождения термина «дада». Согласно одной из легенд, он появился благодаря австрийскому писателю Рихарду Хюльзенбеку, который произвольно воткнул нож в словарь, и слово, в которое попало острие («dada» — французское просторечное выражение, обозначающее игрушечную лошадку-качалку), стало названием для нового творческого течения.

По другой версии, слово «дада» обнаружил в словаре один из основателей движения Тристан Тцара. В манифесте 1918 года он писал: «На языке негритянского племени Кру оно означает хвост священной коровы, в некоторых областях Италии так называют мать… <…> Это могло быть и воспроизведением бессвязного младенческого лепета. Во всяком случае — нечто совершенно бессмысленное, что отныне и стало самым удачным названием для всего течения».

Вероятно, это слово было выбрано именно благодаря своей универсальности: то, что оно имело разные значения (или вовсе не имело таковых) в разных языках, отражало интернациональность всего движения дадаистов.

Ключевые моменты

1. Дадаизм стал первым концептуальным художественным движением, представители которого фокусировались не на создании эстетически приятных объектов. Их целью было перевернуть с ног на голову буржуазную мораль, и это порождало множество сложных вопросов касаемо общества, роли художника и предназначения искусства.

2. Представители дадаизма были настолько против каких бы то ни было проявлений буржуазной культуры, что даже сами себе они не особенно нравились. «Дада — это анти-дада», — кричали они. То, что группа была создана в Кабаре «Вольтер» в Цюрихе, имело особое значение. Это заведение было названо в честь сатирика XVIII века, который в своем знаменитом произведении «Кандид» высмеивал глупость современного ему общества. Как писал один из основателей и кабаре, и дадаизма Хуго Балль, «дадаизм — это Кандид нашего времени».

3. Художники вроде Жана Арпа считали очень важным оставлять какую-то часть в выполнении своих работ на волю случая. Такой подход противоречил всем нормам создания произведений искусства, где каждая работа должна была быть тщательно спланированной и завершенной. Привнесение элемента случайности было одной из форм протеста дадаистов против традиционных канонов в искусстве, а также попыткой найти ответ на вопрос о роли художника в творческом процессе.

4. Кроме прочего, дадаисты известны использованием так называемых «реди-мейдов» — предметов быта, которые можно купить и представить в качестве произведения искусства после минимального вмешательства художника. Использование реди-мейдов подняло вопросы о художественной креативности, о самом определении того, что может считаться искусством, и его цели в обществе.

Если б не было войны

Во время Первой мировой войны Швейцария сохраняла нейтралитет, что превратило ее в своего рода «остров свободы» для людей искусства со всей Европы (по большей части — из Франции и Германии). Среди таких беженцев от войны оказался и немецкий поэт и драматург Хуго Балль, который открыл в Цюрихе заведение, ставшее местом рождения дадаизма — Кабаре «Вольтер».

Поэты и художники, оказавшиеся в разгар войны в безопасной Швейцарии, должны были бы чувствовать облегчение от того, что им удалось сбежать. Однако вместо этого они ощущали бессильную ярость: их возмущало современное общество и его реакция на происходящие события. Поэтому они решили выразить свой протест с помощью доступных им средств, превратить искусство в анти-искусство. Ведь обществу все равно не будет до этого никакого дела. Писатели и поэты стали щедро сдабривать свои произведения ругательствами и сомнительным юмором. Художники освоили визуальные каламбуры и стали использовать в своих работах предметы обихода.

Одной из самых возмутительных подобных работ стала «картина» Марселя Дюшана под названием «L.H.O.O.Q». Художник взял открытку с изображением «Моны Лизы», пририсовал ей усы и козлиную бородку и подписал бессмысленной на первый взгляд аббревиатурой, за которой прячется скабрезная фраза на французском.

Хуго Балль говорил: «Для нас искусство — не самоцель. Это возможность истинного восприятия и критики того времени, в которое мы живем». В его Кабаре «Вольтер» собирались первые истинные дадаисты — поэт Тристан Тцара, актриса и поэтесса Эмми Хеннингс, художник Жан Арп, художник и архитектор Марсель Янко, писатель Рихард Хюльзенбек, художница Софи Тойбер, художник Ханс Рихтер и многие другие. Они вели разговоры об искусстве в условиях войны, разрабатывали идеологию своего движения и иногда устраивали представления на маленькой сцене кафе.

Важно понимать, что дадаизм не был всего лишь красивой претенциозной позой, а дадаисты не были простыми дилетантами. Участники движения испытывали такой страх и отчаяние перед ужасами войны, что решили воплотить его в форме искусства, которое могло бы вызвать такой же шок и страх у публики. Ни одно из произведений дадаистов, сохранившихся до наших дней, нельзя назвать эстетически приятным — в отсутствии какой бы то ни было эстетики, в общем-то, и состояла их цель. Художники чаще всего отдавали предпочтение коллажам, а скульпторы — «готовым объектам». Искусствоведы считают, что такому выбору есть вполне разумное объяснение. Коллаж×
Коллаж (от фр. collage - наклеивание) – метод, применяемый в изобразительном искусстве и заключающийся в создании аппликации из различных фрагментов, разных по цвету и фактуре. Данным термином также обозначают работу, выполненную в этой технике. Первыми её привнесли в изобразительное искусство футуристы и кубисты, в частности, Пабло Пикассо и Жорж Брак. Они совмещали на холстах обрывки ткани, фотографий и обоев. Среди известных коллажистов - кинорежиссер Сергей Параджанов, который объединял фотографии, обрывки кружев, фарфор и высушенные растения.
Декораторский прием часто пробуют разнообразить живописными инструментами: кистью с краской или пером с тушью. Творческий жанр отличается пестротой и смелостью идей. Родственной техникой является ассамбляж, который подразумевает совмещение на одной поверхности разнообразных предметов и их частей. Большой популярностью сегодня пользуются фотоколлажи.
читать дальше
, по их мнению, техника сама по себе беспорядочная и даже анархическая, техника, с помощью которой рваные кусочки отживших свое иллюстраций и строчек текста произвольно складываются в сбивающее с толку единое целое. В случае со скульптурами все еще проще: в качестве объектов своего творчества дадаисты выбирали предметы, которые не то что невозможно воспринимать как произведения искусства, на них в принципе не принято смотреть: ржавые велосипедные колеса, разбитые бутылки и мятые консервные банки, старая мебель с расщепившимися досками, выброшенные тряпки и предметы обихода, вышедшие из употребления.

Короткий век

Дадаизм достаточно быстро распространился по всей Европе и (во многом благодаря Марселю Дюшану) добрался даже до Америки. Дадаисты издавали собственный журнал, чтобы нести в массы свои антивоенные и анти-искусственные идеи. В 1918 году, после окончания войны, многие из них разъехались из Швейцарии по родным странам, однако жизнь дадаизма продолжалась.

Рихард Хюльзенбек основал в Берлине Клуб Дада, творчество его участников из-за географического положения было по большей части политически окрашенным. Они выступали против Веймарской республики, создавали сатирические картины и коллажи и рисовали политические карикатуры. В 1919 году Курт Швиттерс, исключенный из берлинской группы, создал собственную в Ганновере, но был единственным ее участником. Еще одна влиятельная группа немецких дадаистов существовала в Кельне под предводительством Макса Эрнста и Йоханнеса Теодора Баргельда.

Главными фигурами французского дадаизма были Андре Бретон, Луи Арагон, Поль Элюар и Франсис Пикабиа. Позже к ним присоединились Тристан Тцара и Жан Арп. Пикабиа, однако, довольно быстро покинул круг французских дадаистов, напоследок обвинив их в том, что они превратили движение в то, против чего дадаизм изначально боролся, — в нечто бездарное, заурядное и общепринятое.

Нью-Йорк в годы Первой мировой стал для людей искусства таким же убежищем, как и Цюрих. Пикабиа и Дюшан прибыли сюда в 1915 году, и оба часто путешествовали в Европу и обратно. В этот период Дюшан начал представлять публике свои первые реди-мейды, а Пикабиа издавал в Нью-Йорке (среди прочих городов) свой журнал «391», посвященный дадаизму.

История дадаизма насчитывает всего шесть лет. Но ему и не суждено было просуществовать долго. Можно сказать, что дадаизм изначально был запрограммирован на самоуничтожение. Участники движения не стремились создать нечто такое, что прославит их имена в веках. А сам дадаизм просто распался на части и стал удобрением для других стилей. Кроме немногочисленных работ дадаистов, хранящихся в музеях мира, единственным напоминанием о них осталось знаменитое Кабаре «Вольтер» в Цюрихе, превращенное в музей.

Дадаизм: шпаргалка

Художники, чьи работы близки этому направлению:

Марсель Дюшан, Франсис Пикабиа, Макс Эрнст, Курт Швиттерс, Жан Арп, Поль Элюар, Ман Рэй.

Знаковые работы

Пикабиа был французским художником, который разделял многие идеи дадаизма, а некоторые даже провозгласил сам. Он с удовольствием шел против традиций и на протяжении всей своей 45-летней творческой жизни изобретал новые способы работы. В начале своей карьеры Пикабиа плотно сотрудничал с Альфредом Стиглицем, который организовал его первую персональную выставку в Нью-Йорке. Однако в 1915 году художник пишет этот механический «портрет», в котором явственно просматривается критика Стиглица: Пикабиа изображает его в виде сломанной старой фотокамеры, поставленной на нейтральную скорость коробки переключения передач и тормозного рычага. Все эти детали, как и написанное готическим шрифтом слово «Идеал», символизируют устаревшие ценности искусства прошлого и старомодность самого Стиглица. Рисунок, посвященный знаменитому фотографу, стал частью серии механических портретов Пикабиа, хотя сам художник не был большим поклонником прогресса.
Марсель Дюшан. Фонтан
Фонтан
1950, 30.5×38.1 см
Марсель Дюшан стал первым художником, использовавшим реди-мейды в своей работе. А предмет, выбранный для первого такого произведения, стал своеобразным вызовом и провокацией не только для критиков и зрителей, но даже для его коллег-художников. Художественное вмешательство Дюшана было здесь минимальным: он всего лишь перевернул писсуар и подписал его вымышленным именем. Изъяв этот предмет из его привычного окружения и поместив его в художественную среду, Дюшан поставил под вопрос само определение искусства и роль художника в создании арт-объектов. Бескомпромиссная смелость этой работы превратила ее в своего рода икону дадаистов, одной из главных ценностей которых было максимально непочтительное отношение к художественным традициям. «Фонтан» оказал огромное влияние на художников ХХ века, в том числе на Джеффа Кунса, Роберта Раушенберга и Дэмиена Херста.
Эта работа стала частью серии коллажей Жана Арпа, при создании которых он полагался на волю случая. Художник вырезал из бумаги квадраты контрастных цветов, а затем ронял их на большой лист и приклеивал ровно в том месте, где они упали. Результат всегда был непредсказуемым, как китайское гадание на монетах. Вероятнее всего, причиной возникновения этой техники стало разочарование Арпа в традиционных способах создания геометрических узоров. Коллажи Арпа стали наглядной иллюстрацией одной из главных целей дадаизма как «анти-искусства» — полагаться на волю случая, бросая вызов традиционным способам создания арт-объектов.
Этот ассамбляж был призван отобразить разочарование Хаусмана в немецком правительстве и его невозможности произвести изменения, необходимые для создания лучшей страны. Это ироническая скульптурная иллюстрация веры Хаусмана в то, что среднестатистический член общества «имеет не больше возможностей, чем тот, чья судьба приклеена снаружи к его черепу; его мозг остается пустым». В своей работе Хаусман использовал манекен шляпника, как символ болвана, который может переживать только то, что можно измерить механическим способом. Для этого к его голове прикреплены разнообразные инструменты: линейка, рулетка, карманные часы, шкатулка с колесом от печатной машинки, латунные ручки от фотокамеры, дырявый телескопический стаканчик и старый кошелек.
В 1919—1920 годах Макс Эрнст создал серию коллажей с использованием фотомонтажа. На них были изображены странные гибридные существа, «склеенные» из изображений военной техники, человеческих конечностей и различных аксессуаров. Внушающие страх элементы оружия он объединял с более мягкими частями и давал своим работам лирические названия. Эти работы, безусловно, имели особое значение для Эрнста, который во время войны получил ранение из-за оружейной отдачи. В «Китайском соловье», к примеру, художник использовал в качестве тела неведомого существа английскую бомбу, дополнив ее руками и веером восточной танцовщицы. На скобу бомбы он поместил глаз, превратив ее в подобие диковинной птицы.
Ман Рэй. Рэйограф
Рэйограф
1922, 22.2×17.1 см
Ман Рэй был американским фотографом, который большую часть своей творческой жизни провел в Париже. В 1920-х годах он начал свои фотографические эксперименты, которые назвал «рэйографами». Он помещал разные предметы на фотобумагу, после чего подвергал их воздействию света. На фотографиях оставался призрачный «отпечаток» предметов, совершенно не похожий на любое иное их изображение. Первый из подобных снимков, в лучших традициях дадаизма, получился случайно. И в то время, как другие дадаисты исследовали границы возможного в живописи и скульптуре, Ман Рэй делал то же самое в фотографии. Благодаря ему, она перестала быть зеркальным отражением реальности.

Вы эксперт, если:

— знаете, что дадаизм — это прежде всего форма протеста не только против живописных традиций, но и против общественного строя,

— умеете отличить случайно разбросанные по полотну квадраты дадаистов от продуманных геометрических композиций супрематистов,

— понимаете, что в арт-объект можно превратить практически любой предмет.

Вы профан, если:

— уверены, что дадаисты создавали коллажи и реди-мейды только потому, что не были способны написать ничего стоящего,

— считаете, что искусство дадаистов — это чистой воды эпатаж, единственной целью которого было позлить публику.
Заглавная иллюстрация: Курт Швиттерс. Новая мерц-картина, 1931
Автор: Евгения Сидельникова
Художники, упоминаемые в статье
Марсель Дюшан
Биография • Работы
Франсис Пикабиа
Биография • Работы
Жан Арп
Биография • Работы
КомментироватьКомментарии
HELP