Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

Десятки работ, приписанных Гойе, ему не принадлежат, утверждает эксперт

  5 
Ведущий британский искусствовед по творчеству Франсиско де Гойи ставит под сомнение подлинность десятков картин, приписанных ему. Она утверждает, что на самом деле это не работы испанского мастера, а произведения многочисленных подмастерьев, служивших великому художнику.
Джульетта Уилсон-Баро, искусствовед, специализирующийся на творчестве Гойи, считает, что музеи должны пересмотреть свои сокровищницы, поскольку в них хранится множество «проблемных» картин. Она сказала изданию Observer, что аукционные дома и дилеры регулярно продают работы под именем Гойи, хотя учёный убеждена, что сделали их менее значительные художники.

«Это минное поле, — заявила эксперт. — Сознательно или неосознанно картины, которые ставятся под сомнение, всё ещё представлены как работы Гойи. Все хотят, чтобы их полотно было его произведением».
Искусствовед Джульетта Уилсон-Баро на выставке Гойи в Ажене (Франция). Фото: Studio Centella
Франсиско де Гойя, живший с 1746-го по 1828 год, почитается за шедевр, включающие сатирическую серию гравюр «Бедствия войны», в которой раскрывается антигуманное отношение человека к человеку.

Джульетта Уилсон-Баро, читавшая лекции по Гойе в Оксфордском университете, курировала крупные выставки художника в мадридском музее Прадо и Королевской академии художеств в Лондоне. По её оценкам, в переатрибуции нуждаются десятки картин Гойи — и на это уйдут годы исследований. «Мы знаем о проблемах много лет, но пришло время, когда каждый должен провести свой анализ. Почти в каждом музее, где есть Гойя, есть и проблемный Гойя. Они очень широко распространены. Некоторые более поздние подделки видны практически невооружённым взглядом, но многие были выполнены подмастерьями в студии», — подчёркивает искусствовед.
По её словам, отчасти проблема сформировалась в 1812 году во время инвентаризации мастерской и другого имущества Гойи. «Мы верили, что все произведения в этом перечне должны быть созданы рукой Гойи. Со временем я пришла к выводу, что некоторые из них не могли быть его работами», — сказала Уилсон-Баро.

«Объяснить это можно тем, что у Гойи, как и у любого великого художника, была активная мастерская с помощниками. И поэтому многие картины были созданы другими людьми, но все выходили из студии под именем Гойи», — говорит эксперт.

Конечно, то, что у Гойи были помощники — не новость, но до недавнего времени роль этих людей была неоднозначной. «Теперь стало ясно, отчасти благодаря документальным свидетельствам, что люди под одним брендом покупали как работы Гойи, так и не принадлежащие ему. Фактически Гойя возглавлял школу, как заметил современник», — пояснила Джульетта Уилсон-Баро.
Она добавила: «Музей Метрополитен в Нью-Йорке уже пересмотрел атрибуцию нескольких своих картин, как не принадлежащих Гойе, но не смог установить дату или авторство. Теперь же, убеждённый в том, что у Гойи действительно была студия — что могло бы объяснить проблемные картины — учреждение ещё раз рассмотрит их».

В их число входит большая сцена «Махи на балконе» — точная копия оригинала Гойи из частной европейской коллекции. Уилсон-Баро полагает, что её автором может быть Асенсио Хулиа — близкий помощник Гойи.
Картины Хулиа представлены в большой выставке работ мастерской Гойи, которую Уилсон-Баро курирует в Музее изобразительных искусств в Ажене на юго-западе Франции. «Гойя — авангардный гений. Мастер и его школа» представляет около 90 произведений, которые предоставили в аренду музеи и частные коллекции по всему миру.

Шедевры Гойи висят рядом с картинами, которые, по мнению Уилсон-Баро, принадлежат его подмастерьям, хотя и происходят из его студии. «Вот почему люди могут цепляться за факт, что это — произведения Гойи, даже когда некоторые из нас видят, что это не так. Это новое исследование», — добавила эксперт.

Многие из сомнительных работ были включены в полный каталог-raisonné, вышедший в 1970 году, над которым она в молодости работала с Пьером Гасье. «Огромное количество я видела только по фотографиям», — признаётся искусствовед.
Она говорит, что «испытывает тревогу» по поводу сомнительной атрибуции, когда картины Гойи переходят из рук в руки за миллионные суммы: «Если картина написана подмастерьем, её ценность, конечно, падает. Художники в тени великого мастера могут проиллюстрировать его образность, его стиль, то, как он работает с краской, но произведение не пронизано уникальной индивидуальностью и силой оригинального создателя».

«Чем больше картин не будут признаны произведениями Гойи, тем выше станет качество его собственного творчества. Это то, что вдохновило меня», — заключила Джульетта Уилсон-Баро.

Её исследования опубликованы в каталоге для выставки Ажене, которая продлится до 10 февраля.

По материалам Observer