Регистрация
Сильвестр Феодосиевич Щедрин
Сильвестр
 Феодосиевич Щедрин
Россия 1791−1830
Подписаться14                
Подписаться14                
Биография и информация
 

Сын известного скульптора Ф. Ф. Щедрина, племянник пейзажиста Семена Ф.Щедрина. В 1800 был зачислен в Воспитательное училище Академии художеств. Успешно закончив учебу (1811), получил право на «пенсионерство» за границей. В связи с войной 1812 года его поездка была отложена, и он приехал в Рим в 1818. Жил в Неаполе, затем снова в Риме. Наконец (с 1825) обосновался все-таки в Неаполе, летом часто наезжая для работы в малые городки на побережье Тирренского моря.

Сильв. Ф. Щедрину уготовано было стать художником: его отец был крупным скульптором, а дядя, Сем. Ф. Щедрин, — пейзажистом. В 1800 г. он был зачислен в Воспитательное училище АХ, отлично учился, специализируясь на пейзажной живописи, и закончил полный курс с золотой медалью и правом на заграничное пенсионерство.

С заграницей, впрочем, пришлось обождать из-за начавшейся войны 1812 г., и лишь в июне 1818 г. он наконец уехал в Италию. После восьми месяцев, проведенных в Риме (где Щедрин знакомился с памятниками искусства и старины больше по обязанности, чем по влечению), он переехал в Неаполь. Здесь художник нашел подлинную отраду для души и неисчислимое количество мотивов для живописи.

Он много работал на натуре, что было редкостью в то время, и, стараясь возможно живее запечатлеть видимое, начал понемногу избавляться от заученных канонов. Все же бурные политические события, развернувшиеся в Неаполитанском королевстве, вынудили Щедрина искать безопасности в Риме. Но теперь он смотрел на этот город иными глазами и находил в нем красоту.

Крупным достижением художника стала картина «Новый Рим. Замок Святого Ангела» (1823). Она имела успех и породила впоследствии массу подражаний. Сам Щедрин для желающих ее приобрести сделал 8 (или даже 10) вариантов — не повторяясь буквально, а варьируя время суток, детали, угол и точку зрения. Но главной его темой была природа.

Работая в летнее время за городом, он написал пейзаж «Озеро Альбано в окрестностях Рима» (1825). В этом поэтическом произведении он сделал новый шаг к естественности, избавившись от четкого деления на пространственные планы и от условности цвета.

Срок пенсионерства истек в 1823 г., но Щедрин рискнул остаться в Италии еще на некоторое время — уже независимым художником, благо его работы имели спрос, который он едва успевал удовлетворять.

В 1825 г. Щедрин вновь оказался в Неаполе. Там он главным образом проводил время в холодные месяцы, а в теплые — писал с натуры в маленьких городках, расположенных вдоль побережья Тирренского моря. Особенно его привлекали скалистые берега, окружавшие небольшие уютные бухты, — он писал их по многу раз, отыскивая новые и новые места, неоднократно возвращаясь к полюбившимся и открывая в них что-то незнакомое («Вид Сорренто близ Неаполя», «Вид Амальфи близ Неаполя», обе 1826; «Грот Матримонио на острове Капри», 1827, и др.).

Художник увлекся еще одним мотивом — увитой виноградом террасой с видом на море. В многочисленных «Террасах», написанных в 1825−28 гг. и тоже имевших большой успех, он воплощал близкий ему идеал гармонической жизни людей в единении с благодатной природой.

Мало-помалу в работы Щедрина проникает драматизм, ранее ему чуждый. Он стал писать ночные пейзажи с тревожным светом луны, проглядывающей из-за облаков, и мрачными силуэтами людей, собравшихся у костра («Вид в окрестностях Сорренто. Вечер», конец 1820-х; «Лунная ночь в Неаполе», 1828−29, и др.). Возможно, причиной тому были невеселые вести с родины, куда художник не решался возвратиться, а возможно — тяжелая болезнь, которая беспокоила его все чаще.

Он пытался лечиться минеральными водами, менял врачей, в отчаянии обратился за помощью к каким-то шарлатанам, но никто не смог помочь. После смерти художника друзья предприняли усилия, чтобы его картины оказались в России. Однако многие их попытки не увенчались успехом, и нам известна лишь часть творческого наследия Щедрина.

Читать дальше
Работы понравились
Алексей Другов
Михаил Загулов
Александра Гусева
+6

Лента
8 ноября 1830 года в Сорренто от инфекции печени умер 39-летний Сильвестр Щедрин – первый русский пленэрист и первый художник из России, получивший европейскую известность. На его надгробном памятнике, отлитом из бронзы знаменитым скульптором Петром Клодтом по личному распоряжению Николая I, написано «Hic situs est Sylvester Stchedrin pictor origine Rossus, a Regio liberalium artium instituto neapolitano professor honore ornatus» (Здесь покоится Сильвестр Щедрин, русский художник, удостоенный звания профессора Королевским неаполитанским институтом свободных искусств). Жители Сорренто доброго, красивого и отзывчивого Щедрина очень любили, называли его «наш дон Сильвестро», а когда он умер, в городе распространились слухи, что «дон Сильвестро» исцеляет от болезней и творит чудеса – стоит только помолиться у его надгробного памятника.

Вот отрывок из биографического романа об Иване Айвазовском, повествующем, как он совершил «паломничество» на могилу Сильвестра Щедрина:

«Перед тем, как окончательно обосноваться в Риме на все время пребывания в чужих краях, Айвазовский и Штернберг посетили другие прибрежные города и в том числе Сорренто, прилепившийся на высоких обрывистых скалах на берегу залива.

Городок привлекал их не только своим живописным видом. Здесь, в Сорренто прожил свои последние годы и умер русский художник Сильвестр Щедрин.

Еще в Петербурге у Томиловых Айвазовский впервые увидел его картины и полюбил всем сердцем. Уже тогда он понял, что Щедрин ему ближе Брюллова и Воробьева. Копируя его морские виды, молодой художник сожалел, что Щедрин так рано умер, что не привелось ему свидеться с ним и поучиться у него в мастерской.

И вот теперь в Сорренто друзья решили посетить могилу Щедрина.

Молодые художники спросили в гостинице знает ли кто-нибудь, где похоронен русский художник Сильвестр Щедрин.

Услыхав это имя, слуга-итальянец встрепенулся, снял с головы шляпу и, сильно волнуясь, заговорил:

— Как не знать синьора Сильвестро! Здесь нет человека, который не знал бы его. Как Сильвестро не знать! Он умер у меня на руках, и я всегда молюсь на его могиле.

Хотя было ясно, что слуга любит прихвастнуть, но его преклонение перед памятью Щедрина было искренним.

Айвазовский и Штернберг решили нанять его в провожатые. Тот охотно согласился.

По дороге словоохотливый чичероне снова стал рассказывать о покойном Щедрине, о том, как его любили жители Сорренто. Внезапно перейдя на благоговейный шепот, он сообщил:

— Теперь синьор Сильвестро исцеляет от болезней и творит чудеса.

Насладившись впечатлением, которое произвели его слова на молодых русских художников, слуга многозначительно добавил:

— Там, куда я вас веду, вы все сами увидите.

Через некоторое время он вывел Айвазовского и Штернберга к небольшой речке. Невдалеке среди зелени белела часовня. На ее ступенях и вокруг нее на траве сидели бедно одетые крестьянки с детьми на руках.

Когда молодые люди вместе со своим провожатым подошли к часовне, сторож отпер двери и начал впускать женщин.

Художники последовали за ними. Крестьянки устремились к стене, где была прикреплена бронзовая доска. Женщины упали на колени и начали горячо молиться. Они протягивали детей к доске, чтобы те коснулись ее. Долго задерживаться и молиться женщинам не давали стоящие сзади, те, кто дожидался своей очереди.

Чичероне указал на доску и пояснил молодым художникам:

— Там лежит синьор Сильвестро. Он святой человек.

Айвазовский и Штернберг, взволнованные всем происходящим, подошли к доске и разглядели на ней барельеф. Он изображал Щедрина, сидящего с поникшей головой. В руках у художника были палитра и кисти. Под барельефом была выгравирована короткая надпись: «Здесь лежит Щедрин».

Долго стояли друзья у могилы русского художника, а приток молящихся все не прекращался.

Наконец, молодые художники вышли из часовни и сели отдохнуть невдалеке под деревом.

Увидев сторожа, они подозвали его и стали расспрашивать о причинах паломничества к могиле русского художника.

Сторож оказался словоохотливым человеком. Из его рассказа Айвазовский и Штернберг узнали, что синьор Сильвестро был очень добрый человек. Он прожил в Сорренто несколько лет и заслужил всеобщую любовь среди горожан и жителей окрестных деревень. Каждый его приезд в деревню был настоящим праздником для ребятишек. Художник приносил им сладости, брал с собою на прогулки. После каждой очередной продажи картин он всегда помогал бедным крестьянским семьям. После его смерти в народе пошли слухи, что молитва у могилы доброго синьора Сильвестро исцеляет больных детей.

Слушая рассказ сторожа, Айвазовский воссоздавал в памяти картины покойного художника, в которых так гениально и просто запечатлена бесхитростная радость бытия и вечная, но постоянно изменчивая красота природы. И ему стала еще ближе светлая, чистая душа Сильвестра Щедрина, мудрого и доброго в искусстве и жизни.

И теперь, у этой белой часовни на итальянской земле Айвазовский дал в душе обет следовать примеру Щедрина».
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Перед вами две схожих по сюжету, колориту и технике картины. Первая, из Таганрогского художественного музея называется
Вид из грота на Везувий и Костелло дель Ово в лунную ночь, а вторая, из Донецкого -
Лазоревый грот. Неаполь. Автор второй картины – Айвазовский, а вот первую написал Сильвестр Щедрин. Дело в том, что молодой Айвазовский первое время сознательно шёл по стопам «русского итальянца» Щедрина. Вот как об этом рассказывает искусствовед Наталья Калугина:

«Находясь в Италии, художник помнил и заветы К.П. Брюллова. По воле судьбы именно произведения Сильв.Ф. Щедрина, с которым сравнивал Айвазовского «Великий Карл», стали для Ивана Константиновича своеобразным образцом для подражания, или, вернее сказать, начальной точкой опоры для его стремительно развивающейся творческой индивидуальности. Не будет преувеличением сказать, что глазами своего предшественника Айвазовский и увидел красоты Италии. Обосновавшись в курортном городке Сорренто, он начал писать пейзажи с «точек зрения», найденных Щедриным. «Живя в Сорренто, я принялся писать вид его с натуры с того же самого пункта, с которого в былые годы писал С. Щедрин, и, начиная с неба до первого плана, воспроизвел с самой фотографической точностью решительно все, что было перед моими глазами. Писал я ровно три недели. Затем точно так же написал вид Амальфи... Но довольно скоро Айвазовский осознал, что в восприятии и интерпретации натуры они шли совершенно разными путями. В отличие от излюбленных Щедриным лирических созерцательных морских мотивов Айвазовский предпочитал динамичные состояния водной стихии. Поэтому в своих картинах он использовал яркие, насыщенные краски, обращался к драматическим сюжетам, которые своей необычностью довольно скоро привлекли к художнику внимание восторженной публики».

Andrius Venclova
, 6 сентября 21:01 0
Две картины схожу только тем что это вид из грота. У Щедрина ещё контрастные морю люди, освещенные пламенем.
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
Вся лента
Работы художника
всего 18 работ
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Новый Рим. Замок Святого Ангела
3
Новый Рим. Замок Святого Ангела
89×63 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Озеро Альбано в окрестностях Рима
2
Озеро Альбано в окрестностях Рима
1825, 61×45 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Веранда, обвитая виноградом
1
Веранда, обвитая виноградом
1828, 60×42 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Автопортрет
1
Автопортрет
1817, 35×46 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Вид с Петровского острова на Тучков мост и на Васильевский Остров в Петербурге
3
Вид с Петровского острова на Тучков мост и на Васильевский Остров в Петербурге
1815, 111×77 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Терраса в Поццуоли
1
Терраса в Поццуоли
1828, 60×42 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Старый Рим
1
Старый Рим
1824, 86×65 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Терасса на берегу моря. Капуччини близ Сорренто
1
Терасса на берегу моря. Капуччини близ Сорренто
1827, 60×47 см
Сильвестр Феодосиевич Щедрин. Малая гавань в Сорренто с видом на острова Искья и Прочидо
0
Малая гавань в Сорренто с видом на острова Искья и Прочидо
1826, 45×60.7 см
Посмотреть 18 работ художника
HELP