Регистрация
1948, 59×77 см • Темпера, Дерево

Описание картины «Карл»

Эндрю Уайета часто упрекали в том, что он чрезмерно прямолинеен, а его полотна – слишком реалистичны. Обладатель блестящей техники, он был педантичен и внимателен к деталям. По мнению некоторых критиков, именно Уайет готовил плацдарм для популярного нынче фотореализма.

Однако зачастую главным в работах Эндрю Уайета оказывалось как раз то, что он оставлял «за кадром». На картине «Виноградное вино» нет вина. На «Оторвавшихся от земли» нет птиц. На картине «День сурка» вы не найдете ни сурка, ни даже его тени. Намек, недосказанность, тайна, начало истории, которую каждый вправе закончить на свой лад, – Уайет всегда оставлял публике пространство для собственных трактовок. Что он припас за рамками этого, казалось бы, бесхитростного портрета "Карл"? Разумеется, пулемет.

Эндрю Уайет редко покидал родной городок Чеддс-Форд. И рисовал только тех, кто жил по соседству – людей, которых он хорошо знал и к которым испытывал какие-то чувства. Однажды ему позвонили из Белого дома и сообщили, что в СССР хотят выставить его «портреты негров». «Я не пишу негров! – возмутился Уайет. - Я пишу своих друзей!»

Одним из таких друзей и постоянной моделью Уайета был Карл Кернер – иммигрант из Германии, ветеран Первой мировой войны. 

Побывав впервые на ферме Кернеров, Уайет был поражен. Царившие там уют и умиротворение, неожиданно контрастировали с непростым прошлым Карла, который служил в германской армии пулеметчиком. Персонаж, которому «вчера» доводилось жать на гашетку, сегодня был озабочен цветом занавесок на окнах – этот образ завораживал Уайета.

На картине, которую сам художник считал лучшим своим портретом, он хотел изобразить человека, выбравшегося из-под жерновов истории несломленным. В отличие от нескольких других портретов Карла Кернера, здесь он в штатском – без каски, шинели и оружия. Но треск пулемета угадывается, словно отдаленный гром.

Эндрю Уайет был очень привязан к Карлу. Тот напоминал ему покойного отца. «Те же жестокие губы», - говорил он. Уайет любил Кернера, как любят самых близких друзей. И боялся его, как боятся тех, кого не вполне понимают.

Уайет работал над портретом вскоре после того, как отгремела Вторая мировая - в светлом чулане Кернеров, где прежде вялили свиные и говяжьи туши. Конечно, он не случайно выбрал ракурс, в котором так хорошо видны мясницкие крюки в потолке.

Автор: Андрей Зимоглядов
Читать всю аннотациюСвернуть
Местонахождение
О работе
Сюжет и объекты: Портрет
Стиль и техника: Магический реализм, Темпера

Эта работа в подборках пользователей

  • Аллен Джонс. Обнаженная девушка
  • Илья Иванович Машков. Степь. Репейник
  • Илья Иванович Машков. Ягоды на фоне красного подноса
20 век
Собирает Софья Штыкова
8 работ • 0 комментариев
  • Эндрю Уайет. Воскресший (Автопортрет)
  • Эндрю Уайет. Ногишик
  • Эндрю Уайет. Шквал
Эндрю Уайет
17 работ • 0 комментариев
  • Эндрю Уайет. Охлаждающий амбар
  • Рафаэль Санти. Портрет Элизабетты Гонзага
  • Эндрю Уайет. Опушка леса
Художники
Собирает Мария Эм
39 работ • 0 комментариев
Все подборки в Артхиве с этой картиной

С этой работой в подборки добавляют

Эндрю Уайет. Воскресший (Автопортрет)
6
Воскресший (Автопортрет)
Эндрю Уайет
1949, 30×21 см
Эндрю Уайет. Ногишик
5
Ногишик
Эндрю Уайет
1972, 63.5×57.2 см
Эндрю Уайет. Шквал
9
Шквал
Рафаэль Санти. Портрет Элизабетты Гонзага
10
Портрет Элизабетты Гонзага
Рафаэль Санти
1506, 52.5×37.3 см
Комментарии
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP