Регистрация
Моисей Соломонович Наппельбаум
Россия 1869−1958
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

В истории русской и советской фотографии немало славных имен мастеров, творивших в жанре портрета. И все же среди них имя Моисея Соломоновича Наппельбаума является, пожалуй, наиболее значительным. Родившись в 1869 году, он прошел долгий жизненный и творческий путь. Судьба распорядилась так, что ему посчастливилось встретиться с выдающимися людьми России двух важнейших исторических этапов: периода, когда на смену Х1Х веку приходил век ХХ, и эпохи становления ней новых социальных отношений после Октября 1917 года. Но прежде чем произошли эти встречи, Наппельбаум прошел нелегкий путь овладения фотографическим ремеслом — весьма похожий на путь многих других и в то же время довольно необычный. В 14 -летнем возрасте родители отдали его учеником в портретное ателье «Боретти» в Минске, где жила их семья. Мальчик, как положено, должен был освоить одну за другой три основные профессии: сначала копировщика, затем ретушера и, наконец, фотографа. Обладая способностями, он проделал этот путь быстрее, чем другие, — за три года.

В поисках знаний и опыта Наппельбаум отправляется в странствия по большим и малым городам России. Смоленск, Москва, Козлов, Одесса, Евпатория, Вильно, Варшава сменяют друг друга, затем отправляется в далекую Америку, работает в Нью-Йорке, Питтсбурге, других городах США

Лишь в 1895 году, вернувшись в Минск он открывает свое портретное ателье, начинает работать самостоятельно. Пятнадцать лет, проведенных в родном городе, стали важным этапом в формировании творческих принципов фотографа. Прежде всего он ощутил необходимость отказаться от ряда привычных для портретистов норм: отверг привычную для коммерческих ателье искусственность и красивость поз, отказался от привычных, кочующих из снимка в снимок аксессуаров, перестал использовать белые или однотонно-серые фоны. Коллегам Наппельбаума поиски молодого фотографа не внушали доверия. Он, в свою очередь, платил им равнодушием: надо заметить, что и в последующие десятилетия Наппельбаум обычно сторонился профессиональной среды, предпочитая ей общение с художниками, писателями, актерами.

Убедившись, что в Минске ему не найти понимания, Наппельбаум решил переехать в столицу. Так, в 1910 году он оказался в Петербурге, начал сотрудничать в богато иллюстрированном журнале «Солнце России», где понравились его работы, сделанные еще в Минске. В связи с приближавшимся полувековым юбилеем столичной консерватории журнал заказал ему серию портретов музыкантов-профессоров. Юбилейный номер «Солнца России», составленный из снимков Наппельбаума, привлек к себе внимание: фотограф стал постоянным сотрудником популярного издания.

Эти годы стали переломными в творчестве портретиста. Он стал владельцем собственной фотостудии, причем расположенной в самом центре, на Невском проспекте, в красивом шестиэтажном доме.

Семья портретиста была большой и дружной: жена, четыре дочери, сын. Старшие дочери увлекались поэзией, и в доме Наппельбаума образовался своеобразный клуб, члены которого собирались по понедельникам. Известные поэты Ахматова и Гумилев, Лунц и Кузмин, Тихонов и Рождественский были завсегдатаями этих «понедельников».

Уже в эту пору окончательно сформировались вкусы фотографа: его интересовали изобразительное искусство, театр, литература. Позже он не уставал повторять, что учителей своих нашел в художественных музеях — в Эрмитаже и Третьяковской галерее. Это Рубенс и Ван Дейк, Репин и Серов, Рафаэль и Леонардо да Винчи. Однако самое сильное воздействие на Наппельбаума-портретиста оказал, несомненно, Рембрандт. В начале века в среде фотографов было модным так называемое «рембрандтовское» освещение. Изучив творчество великого живописца, Наппельбаум понял, что модное следование художнику было весьма далеким от сути его поисков. «К чему сводилось освещение „Рембрандт“ в фотографии? — писал портретист, вспоминая это время. — Резкое боковое или заднее освещение, пучок лучей, направленный на лицо, руки или часть фигуры. Вот и все. Разве мы понимали, что у Рембрандта расположение света и теней в соответствии с фоном сообщает особую живость фигуре или рельефность предмету, что, переданный вдохновенной рукой Рембрандта, он начинает жить своей реальной жизнью именно благодаря распределению на нем света и теней».

Развивая свои представления о значении света в фотопортрете, он стал использовать в качестве единственного источника освещения тысячеваттную электрическую лампочку, помещенную в самодельный софит. «Всю свою дальнейшую жизнь, — признавался Наппельбаум много позже, — я работал с одним источником света. Если я достиг чего-либо в искусстве фотопортрета, то в значительной мере благодаря этой довольно примитивной по конструкции лампе. Она сразу дала освещение, которого мне так не хватало».

В написанной на склоне лет книге «От ремесла к искусству» фотограф признается, что необходимость снимать каждого, кто приходил в студию, была для него тяжелым бременем. Возможность снимать крупных музыкантов, профессоров консерватории, предоставленная ему редакцией «Солнца России», оказалась очень близкой творческим пристрастиям фотографа. Раздвоение между каждодневной работой в своем ателье и творческими заказами, получаемыми от прессы, начинало все больше беспокоить фотохудожника. Однажды, в январе 1918 года, через два с половиной месяца после Октябрьской революции Наппельбауму сообщили, что за ним приедут из издательства, чтобы сделать портрет В. И. Ленина. Эта работа стала переломной и в жизни, и в творчестве Наппельбаума. За январской съемкой в Смольном последовали и другие. Удачный ленинский портрет был началом целого цикла снимков руководителей молодого Советского государства. Когда весной 1918 года правительство переехало из Петрограда в новую столицу — Москву, Наппельбаум организовал здесь портретную студию ВЦИКа. Первое время он не решался расстаться со своей петроградской студией и жил на два дома, будто не веря, что государственное фотоателье способно дать ему средства к существованию. Однако слава снятых им портретов Ленина и других деятелей революции была столь велика, что к нему в студию ВЦИКа (а затем и в его ателье, находящееся на Петровке, в самом центре Москвы) стали приходить люди, составляющие элиту общественной и духовной жизни страны. Наппельбаума больше всего привлекали представители творческих профессий: писатели, художники, артисты, ученые. Со многими из них, как я уже говорил, он дружил, других знал по их творчеству, третьих впервые видел у себя в ателье. Однако удивительное дело! — во всех случаях он умел глубоко проникнуть в суть человека, расшифровать самое главное, подчас сокровенное в нем.

В 1935 году, в связи с полувековым творческим юбилеем, в Москве была проведена вторая персональная выставка работ Наппельбаума. Она стала триумфом фотографа. Ему было присвоено почетное звание заслуженного артиста республики — уникальный случай в истории нашей фотографии. 400 портретов, составивших экспозицию, стали значительным явлением в культурной жизни страны.

В годы Великой Отечественной, несмотря на преклонный возраст, фотограф продолжал активно трудиться. Недаром на его третьей персональной выставке, прошедшей в московском Доме ученых в 1946 году, среди 250 выставленных портретов значительную долю составляли неизвестные прежде произведения. В послевоенную пору Наппельбаум снимал уже меньше: главным делом стала работа над книгой в которой он обобщил свой громадный творческий опыт. В книге рассказано подробно о пути, пройденном портретистом от постижения основ фотографического ремесла к вершинам искусства. Книга, так и названная автором — «От ремесла к искусству», — увидела свет в 1958 году, через несколько месяцев после кончины фотографа.

(Автор статьи — Вартанов Анри, журнал «Советское фото» № 11 1988г.)

Читать дальше

HELP