• Facebook
  • Vkontakte
  • Twitter
  • Ok
Войти   Зарегистрироваться
Иван Васильевич Ламцов
Россия 1899−1989
Подписаться0             
Подписаться0             
Биография и информация
 

Окончил моск. ВХУТЕМАС (1926). С 1923 входил в группу АСНОВА. Со студенческих лет принимал участие в архит. конкурсах. С 1927 преподавал во ВХУТЕИНе, одноврем. работал в архитектурной мастерской № 9 Моссовета. С 1945 преподавал в МАРХИ, профессор. Автор проектов жилых домов (1938−41), проекта застройки Ярославского шоссе в Москве (1939). Работы по теоретическим проблемам архитектуры.

Он родился в 1899 году в деревне Филипповичи Рязанской губернии Зарайского уезда. В детстве Ивану приходилось бывать в Зарайске. Небольшой красивый городок на реке Осетр со старинным кремлем и собором вызывал у мальчика чувство восхищения, что нашло отражение в его ранних рисунках. В семь лет (для деревни это считалось рано) он поступает в только что выстроенную в Филипповичах школу, где вместе с ним учились и великовозрастные крестьяне. Правда, учение оказалось непродолжительным: отец, живший в Москве, забрал семью к себе.

В Москве Иван пошел в трехклассную школу, а затем продолжил обучение в городском Солодовниковско-купеческом училище, где, как он вспоминал позднее, «готовили бухгалтеров, но меня это мало интересовало. А вот чистописание, рисование меня увлекало, за отличные успехи в рисовании я был награжден книгой рассказов». Одной из памятных детских работ стал портрет-копия Петра I.

Неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба Ламцова, если бы он не услышал от товарищей о существовании общеобразовательного отделения при Училище живописи, ваяния и зодчества на Мясницкой улице. Неподготовленному человеку поступить туда было сложно, поэтому Иван начинает заниматься в частной студии Василия Никитовича Мешкова — известного художника своего времени. «У Мешкова я был недолго, — рассказывал И. В. Ламцов. — Помню, как рисовал у него в классе гипсовую голову. Ко мне подошел Мешков, посмотрел и сказал: „Рисуете гипс, а у вас суконная модель“. А как сделать, чтобы был гипс, не сказал, хотя и похвалил за то, что здорово рисую».

Вскоре И. В. Ламцов переходит учиться в студию одного из учеников В. А. Серова — Петра Ивановича Келина. В квартире художника в большой тесноте сидели обучающиеся: была объявлена всего одна вакансия в 4-й класс Училища, а желающих оказалось куда больше. «По общеобразовательным предметам, — вспоминал Иван Васильевич, — я подходил, а вот достаточной художественной подготовки не было. Я попросил П. И. Келина посмотреть мои рисунки и сказать, будет ли толк. Келин посмотрел и сказал: „Садись и рисуй!“

Рисовали натуру — старика. Келин подсел ко мне и говорит: „Ты видишь пятно теневое и не должен думать, что сидит человек. Нужно увидеть то, что рисуешь, и правильно строить соотношение в рисунке“. После окончания работы Келин „моего“ старика похвалил. Думаю, что это серовский прием, так как Келин тоже был хорошим портретистом. Он учил не только рисовать, но и ощущать жизнь».

В августе 1916 года Иван Ламцов держит экзамен по рисунку в Училище живописи, ваяния и зодчества. «Конкурс был большой — 12 человек на место. Мы рисовали гипсовую голову Зевса (случайно мой экзаменационный рисунок сохранился). Закончив работу, сдавали рисунки экзаменатору, рисунок опечатывали и сдавали в комиссию, так что кто как нарисовал, не было известно до объявления результатов экзамена». Конкурс прошли два человека, в их числе был и Ламцов, зачисленный на общеобразовательное отделение Училища. Обучение продолжалось два года, в августе 1918 года он был переведен на первый курс архитектурного факультета.

Годы учения запомнились трудностями, средств не хватало. Ламцов подрабатывал в массовке, затем поступил в студию Московского драматического театра, где имел успех в различных ролях. Но совмещать две специальности было сложно, и он выбрал архитектуру. Ивану Васильевичу запомнилась свободная манера общения преподавателей с учащимися, постоянные споры и дискуссии, которые привели его к увлечению философией, и он ходил в МГУ слушать лекции профессора Челпанова.

После Октябрьской революции произошли перемены в организации художественных учебных заведений. В 1918 году по Постановлению Правительственной комиссии по делам искусства на базе бывшего Училища живописи, ваяния и зодчества организовали II Свободные государственные художественные мастерские (I — Строгановское училище, или СХМ)1, в которых учащиеся имели право выбирать руководителя и придерживаться любых направлений и методов обучения. Между направлениями шла борьба, занятия проходили нерегулярно.

«При переходе на архитектурный факультет, — вспоминал И. В. Ламцов, — никого из преподавателей я как следует не знал, но старшие товарищи рассказали, кто и что значит. Тогда в Училище, а потом в мастерских работали большие мастера: И. В. Жолтовский, А. В. Щусев, И. В. Рыльский, А. Е. Белогруд, И. А. Фомин и другие. Я сначала поступил в группу профессора И. В. Жолтовского, который помимо всего прочего привлек меня своими теоретическими трудами». Нерегулярность занятий давала возможность совмещать учебу с работой контролером жилищно-земледельческого отдела Замоскворецкого Совета депутатов трудящихся. Помимо «вольного» прослушивания лекций в МГУ, работы и учебы в мастерских Ламцов сдавал экзамены в Институт гражданских инженеров, где учебная дисциплина была более четкой, к тому же выдавались продовольственные пайки.

В декабре 1920 года Постановлением СНК за подписью В. И. Ленина на базе I и II Свободных художественных мастерских были созданы Высшие художественно-технические мастерские (Вхутемас). Организация и становление Вхутемаса совпали с осуществлением ленинского плана монументальной пропаганды. Новое учебное заведение заложило основы высшего художественно-промышленного и архитектурного образования в Советском Союзе.

Архитектурному факультету Вхутемаса придавалось особое значение, так как он стал по сути наследником трех учебных заведений: Московского дворцового архитектурного училища, присоединенного в 1865 году к Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества (существовавшему до 1918 года), архитектурного отделения УЖВЗ (закрытому тоже в 1918 году) и архитектурного факультета II Свободных художественных мастерских. Новый факультет имел большие автономные права. Среди профессорско-преподавательского состава были художники В. А. Фаворский, П. П. Кончаловский, Р. Р. Фальк, В. Е. Татлин, И. И. Машков, скульпторы И. М. Чайков, В. И. Мухина, архитекторы И. В. Жолтовский, А. В. Щусев, И. В. Рыльский. Историю архитектуры и искусства преподавали А. Г. Габричевский, Н. И. Брунов и другие2.

Именно художественные и архитектурные факультеты стали местом интенсивных творческих поисков в изобразительном искусстве. «Молодые люди, — писал нарком просвещения А. В. Луначарский, — размахиваются часто слишком широко. Они уже мечтают о городе, каким он будет через пятьдесят лет. Но как мечтают! С неслыханной доселе практической выдумкой, с тончайшим научным расчетом. Архитектурный факультет не проходит мимо хотя бы одной задачи, возникающей у нас в Москве"3.

В 1921 году по инициативе студентов мастерской И. В. Жолтовского была создана (помимо имеющихся трех) объединенная мастерская под руководством В, Ф. Кринского, Н. А. Ладовского и Н. В. Докучаева, по принципам обучения «выпадавшая» из практики Вхутемаса, поэтому декан факультета Норбет был решительно против такой группы. «Обсуждение путей архитектурного образования, — рассказывал Ламцов, — шло на архитектурном факультете горячо и бурно. Мы, сторонники Кринского, отстаивали свои взгляды, и дело доходило до резких столкновений».

По решению А. В. Луначарского группе В. Ф. Кринского была дана возможность работать самостоятельно. Вскоре его метод получил распространение на всех факультетах. «Нам, пришедшим в мастерскую Кринского, а вернее создавшим ее, — вспоминал далее Иван Васильевич, — пришлось вести новую дисциплину под названием «пространство» под руководством профессора В. Ф. Кринского. Тогда начали преподавать и студенты С. А. Мочалов, М. А. Туркус, С. В. Глаголев. Позднее мне пришлось вести этот курс на архитектурном факультете, где начали работать такие мастера, как К. С. Мельников, П. А. Голосов и другие». В мастерской архитекторов В. Ф. Кринского и Н. А. Ладовского рождались проекты городов будущего, под стать им был макет башни III Интернационала В. Е. Татлина, ставший архитектурным символом эпохи.

В 1921 году под руководством профессора Н. А. Ладовского И. В. Ламцов выполняет проект водонапорной башни с макетом (в дореволюционной школе не было практики создания макетов, дополняющих чертежи). Его проект реализовывал новую идею: утилитарное инженерное сооружение, как и городские здания, должно быть объектом архитектурного проектирования, решать задачи не только функционально-технические, но и художественные. Художественная сторона решалась по-новому, без использования традиционных композиционных схем: в соответствии с назначением объект был представлен как объем цилиндра-бака в контрастном сопоставлении с пространственно и динамично выраженными опорными конструкциями. Это была одна из первых самостоятельных работ Ивана Васильевича, положившая начало его творческой деятельности. Работы студентов, выполненные под руководством профессора Ладовского, неоднократно публиковались в печати, ламцовские проекты водонапорной башни и элеватора экспонировались на выставке в Париже.

Особо памятным для И. В. Ламцова стал 1923 год, когда решением Наркомпроса его в числе нескольких студентов выдвинули на преподавательскую работу. Одновременно он продолжает курс обучения и выполняет в макете учебное -задание по выявлению закономерностей организации пространства (динамики и ритма, массы и веса). С 1923 года начинается и общественная деятельность Ламцова — он один из учредителей Ассоциации новых архитекторов (Аснова).

В это же время И. В. Ламцов участвует в проектировании и строительстве Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и в конкурсе на проектирование Дворца труда. И. В. Ламцову, М. П. Коржеву (отцу известного советского художника) и В. А. Петрову было поручено проектирование отдельных объектов старой и новой деревни на выставке. Работа шла под руководством профессора Алексея Михайловича Рухлядева (автора Речного вокзала в Химках). За этот проект и возведение старого архангельского дома (непростое дело — огромные бревна клались вручную под песню «Дубинушка») молодые архитекторы были награждены Дипломами II степени Сельскохозяйственной выставки и натуральной премией (пальто на овчинном меху, костюм, меховая шапка и 10 рублей).

В 1926 году вышел приказ о выпуске И. В. Ламцова и его сокурсников из мастерских. Дипломную работу он защищает по теме «Проект коммунального жилого квартала» (чертежи и макет). Предлагаемый комплекс состоял из типовых жилых домов, многократно повторяющихся в плане, с общественным зданием в качестве композиционного центра. В проекте И. В. Ламцова уже просматривались черты будущего развития архитектуры на основе индустриализации и типизации строительства, но четко выявился и поиск художественного решения.

Вспоминая свою учебу, И. В. Ламцов всегда с благодарностью говорил о преподавателях, об атмосфере творческого горения: «Поиски истины и жизненной правды были важнее шумного, но дешевого и пустого успеха. Само время наложило на искусство печать революционной романтики, и этот дух я старался всегда сохранить в своих работах». Вхутемас стал олицетворением советской архитектуры 1920-х годов. Не случайно проекты того периода и сегодня вызывают огромный интерес.

В 1926—1928 годы И. В. Ламцов публикует ряд теоретических статей по проблемам архитектуры и эстетики («О левой фразе в архитектуре», «К вопросу о диалектике в архитектуре"4 и др.), выполняет проекты спортклуба «Красные Хамовники» (совместно с архитектором В. А. Петровым, осуществлен частично) и Полиграфической выставки в Москве.

В 1927 году Вхутемас переименовали во Вхутеин, архитектурный факультет которого после слияния двух ранее существовавших отделений образовал основное отделение (с годичным курсом обучения художественным дисциплинам) и собственно архитектурный факультет (II-V курсы). Профессор В. Ф. Кринский, руководитель специального архитектурного проектирования на II курсе, возглавил группу молодых преподавателей, окончивших Вхутемас, в их числе был и И. В. Ламцов, сочетавший преподавание с работой в общественных и архитектурных организациях.

В 1927 году появился по существу первый учебник по архитектурной композиции (авторы В. Ф. Кринский, И. В; Ламцов, М.А. Туркус), включающий в себя дисциплину «Пространство». Курс теории архитектурной композиции стал шагом на пути научного обоснования архитектуры как искусства.

В годы первой пятилетки И. В. Ламцов становится членом Научно-технического совета, состоявшего из крупных специалистов. Рекомендации совета учитывались при разработке проектов всех важнейших строек страны — до 200 объектов в год: жилье и общественные здания в Комсомольске-на-Амуре, Орске, Лисичанске, Магнитогорске. Вот как об этом говорит сам И. В. Ламцов: «В I929 году, работая в Аснове, мы экономили миллионы рублей, так как перепроектировали многие объекты так, чтобы их удешевить и в то же время улучшить интерьер и внешний вид».

И. В. Ламцов продолжает преподавать — уже в качестве доцента Вхутеина. Не пропускает и различные архитектурные конкурсы — проекты Дворца Советов (1931, 1 конкурс). Дворца техники, Дворца труда в Охотном ряду (1932), которые оставили заметный след в истории советской архитектуры. В 1929 году И. В. Ламцов вступает в ВОПРА — Всероссийское общество пролетарских архитекторов, а с образованием единых творческих союзов (1937) становится членом Союза советских архитекторов, где ведет большую общественную работу: он член правления Московской организации, член жюри архитектурных конкурсов. При этом Иван Васильевич очень много трудится творчески: в составе архитектурной мастерской № 9 отдела планировки Моссовета он участвует в проектировании жилых и общественных зданий, промышленных сооружений, в планировке населенных мест и парков. 1938 год — проекты жилых домов в поселке Лианозово, мост через реку Упа в Туле; 1939-й — один из вариантов проекта Клязьменского лесопарка, проект застройки Ярославского шоссе, соавторство в проекте парка культуры и отдыха в Ступино; 1941-й — соавторство в проекте жилых домов в рабочем поселке Рублево.

В самом начале Великой Отечественной войны И. В. Ламцов был назначен начальником объектов в службе маскировки Москвы, в 1942 году становится начальником отдела музеев Главного комитета по делам искусств при СНК СССР, а в 1945-м — начальником Государственного комитета по делам архитектуры.

После войны Иван Васильевич возвращается в Московский архитектурный институт, и отныне преподавательская работа становится его основным делом. С 1946 по 1955 год он декан факультета общей подготовки, одновременно продолжает разрабатывать совместно с заведующим кафедрой основ архитектурного проектирования профессором В. Ф. Кринским и профессором М. А. Туркусом научно-теоретические основы курса объемно-пространственной композиции. Этот курс профессор И. В. Ламцов читает не только в МАрхИ, но с 1960 года и в Московском художественно-техническом (Строгановском) училище, где впервые вводится такая дисциплина.

Значителен вклад И. В. Ламцова в разработку проблем архитектурной композиции. Он составил ряд учебных пособий, в книге «Элементы архитектурно-пространственной композиции» (1934) совместно с В. Ф. Кринским и М. А. Туркусом обобщает опыт Вхутемаса по названной проблеме (переиздавалась в 1936 и 1968 годах и по сей день остается непревзойденной). В 1962 году выходит учебник «Введение в архитектурное проектирование», где один из авторов — И. В. Ламцов. Научные работы Ивана Васильевича печатались в журналах «Печать и революция», «Красная Новь», «Архитектура СССР», «Строительство Москвы». За заслуги в обучении и воспитании архитекторов И. В. Ламцов был награжден многими орденами и медалями.

Иван Васильевич был всегда неизменно доброжелателен, охотно спешил на помощь в решении как профессиональных, так и житейских проблем. Все, кому довелось общаться с ним, вспоминают, что речь его была неторопливой, словно каждое слово он предварительно взвешивал. Его зоркий, если не сказать цепкий взгляд как будто пронизывал собеседника насквозь. С ним нельзя было лукавить, заниматься пустословием.

Иван Васильевич говорил: «Оглядываясь на прожитую жизнь, думая о дне сегодняшнем и завтрашнем, о том поколении архитекторов, которое придет нам на смену и станет создавать искусство будущего, все чаще и больше думаю о том, как научить их не только профессии, но и святому, чистому отношению к архитектуре, к жизни, к людям». Профессор И. В. Ламцов и сам неизменно следовал этим принципам, посвятив свою жизнь Архитектуре с большой буквы и Московскому архитектурному институту.

(Я. Ш. Каждан. Архитектура и строительство Москвы № 4)

Читать дальше