Регистрация
1873, 102×132 см • Масло, Холст
Аннотация
Картина Айвазовского «Радуга» изначально планировалась автором как очередной шторм, и называться должна была соответственно. Собственно, подобный «Шторм» он написал годом раньше.

Изображений шторма у Айвазовского было и будет, но такой картины он еще не писал, да и никто не писал. Павел Третьяков был в дружеских отношениях с Айвазовским, но работы его приобретал очень и очень выборочно: «...дайте мне Вашу волшебную воду такою, которая вполне бы передала Ваш бесподобный талант. Простите, что пишу Вам, но уж очень хочется поскорее иметь Вашу картину в своей коллекции». «Радуга» стала такой водой, Третьяков ее купил практически сразу после выставки в Императорской Академии художеств.

Перед нами, казалось бы, стандартный для Айвазовского сюжет: разыгравшаяся буря, лодочка с людьми, кажущаяся на волнах ореховой скорлупкой. Фигуры людей, которые можно рассмотреть пристальнее. Шлюпка несется в разъяренном море, впереди берег, который может быть спасением, а может – гибелью, если лодку разобьет о выступающие скалы. На корме впередсмотрящий, за ним человек с веслом, готовый по первому слову поворачивать. Ну, или пытаться повернуть, управляет все тут явно не весло, а само море. Различимы фигурки людей, вжимающихся в дно лодки, пытающихся удержаться в ней. А один внезапно машет шляпой – с чего бы это? И где же, собственно, радуга? Ее-то, похоже, и увидел человек со шляпой. Радуга, воцарившаяся на небе, после Всемирного потопа, означала благословение и прощение Бога. Радуга, возникающая над морем в непогоду, означает окончание шторма. Осталось продержаться несколько минут, спасение близко.

Сюжет-то стандартный, но исполнение виртуозное. Искусствовед Николай Барсамов считает, что «Радуга» – новшество не только для самого Айвазовского, но и новое слово вообще в развитии русского живописного искусства. Если сравнивать ее с предыдущими штормами и бурями (1, 2, 3), эта картина покажется бледноватой, странно светлой.

Вместо привычных ярких красок - тончайшие оттенки голубых, зелёных, розовых и лиловых цветов. Сама радуга – едва заметная, прозрачная (внимательно смотрим на левый край холста). Хотя радуга как природной явление – объект, в изображении которого можно дать волю декоративности. Но не здесь, не в этот раз. Почему мы всё видим, словно сквозь водную пелену? Почему изображение такое светлое, а шторм настолько «не декоративен»? Да потому что безжалостный автор швыряет зрителя в эпицентр бури, мы наблюдаем происходящее изнутри, а не смотрим на ураган со стороны. Именно этим обусловлен сияющий мягкий колорит, «жемчужность» изображения и водоворот, в который зритель с первого взгляда оказывается вовлечен. Это даже не вопрос чуткости восприятия, в данном случае всё решено за нас, это наши глаза застят соленые брызги, это мы взлетаем вместе со шлюпкой среди разъяренных, бушующих и вместе с тем ликующих волн. Обычно Айвазовский начинал картину с неба, причем изображал его всегда в один заход. Непонятно, как он писал «Радугу», потому что водная и небесная стихии здесь слиты воедино, и горизонт отсутствует.

Как правило, Айвазовский помещал свои картины в золоченые рамы. К «Радуге» он заказал черную раму. Почему? Золотой цвет тут не уместен, он бы сливался с сиянием самой картины. А так сохранен максимальный эффект: из черноты рамы, из тьмы бури вспыхивает радуга. Рама контрастирует с цветом этого шторма, который несмотря на грандиозное стихийное явление – не о бедствии, а о надежде. Символ надежды – птица – летит к берегу. Символ спасения – радуга – раскинулась на всё еще грозовом небе. Мощь и упоение этой мощью не требуют золотистых рам, пусть будет простое обрамление, чтобы радуга сияла ярче.

Марина Мацкевич, заведующая сектором эстетического развития детей в Третьяковской галерее, отмечала, что возле этой картины очень эффективно проводить арт-терапевтические занятия с детьми. Собственно, даже то, какие чувства она вызывает – а их спектр чрезвычайно многообразен, от ужаса до эйфории, – может многое рассказать о состоянии смотрящего. А вы что видите, когда смотрите на «Радугу» Ивана Айвазовского? От чего дух захватывает – от ужаса или безудержного ликования?

Автор: Алена Эсаулова
Читать всю аннотациюСвернуть
О работе
Сюжет и объекты: Марина
Стиль и техника: Романтизм, Масло

Эта работа в подборках пользователей

  • Иван Константинович Айвазовский. Спокойное море
  • Иван Константинович Айвазовский. Море. Коктебель
  • Иван Константинович Айвазовский. Ниагарский водопад
Коллекция 2
10 работ • 0 комментариев
  • Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Последний рейс фрегата "Отважный"
  • Иван Константинович Айвазовский. Черное море
  • Иван Константинович Айвазовский. Наполеон на острове св. Елены
Маринизм
Собирает Мия Ростова
20 работ • 0 комментариев
  • Иван Константинович Айвазовский. Хождение по водам
  • Иван Константинович Айвазовский. Ветряные мельницы в украинской степи при закате солнца
  • Иван Константинович Айвазовский. Мельница на берегу реки. Украина
Айвазовский
69 работ • 0 комментариев
  • Питер Пауль Рубенс. Пейзаж с радугой
  • Эдгар Дега. Пляж во время отлива
  • Питер Пауль Рубенс. Пейзаж с радугой
Пейзаж
41 работа • 0 комментариев
Все подборки в Артхиве с этой картиной

С этой работой в подборки добавляют

Иван Константинович Айвазовский. Море. Коктебель
9
Море. Коктебель
Иван Константинович Айвазовский. Спокойное море
9
Спокойное море
Иван Константинович Айвазовский. Ниагарский водопад
5
Ниагарский водопад
Джозеф Мэллорд Уильям Тёрнер. Последний рейс фрегата "Отважный"
13
Последний рейс фрегата "Отважный"
Комментарии
Чтобы оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.
HELP