Регистрация
Поль Серюзье
Франция 1864−1927
Подписаться2             
Подписаться2             
Биография и информация
 

Еще учась в лицее, обнаружил склонность к искусству, философии и восточным языкам. Отец Поля, директор парфюмерной фабрики, готовил сына к карьере коммерсанта, и лишь благодаря настойчивым просьбам матери и вмешательству семейного врача Поль добился разрешения заниматься искусством. В 1885 г. он поступил в академию Жюлиана, где познакомился с Пьером Боннаром, Морисом Дени и Полем Рансоном. Дебютировал в Салоне 1888 г. картиной «Мастерская бретонского врача», удостоившейся похвального отзыва. Летом 1888 г. Серюзье отправился в Понт-Авен. В первой половине 1890-х гг. Серюзье живет преимущественно в Бретани.

Творческую судьбу Поля Серюзье определили несколько часов, которые он провел вместе с Гогеном осенью 1888 года в Понт-Авене. В эти несколько часов Гоген преподал молодому художнику урок живописи, запомнившийся Серюзье на всю жизнь. Суть урока Гоген сформулировал в нескольких словах: «Вместо того чтобы копировать природу, передавая ее такой, какой видишь, надо преображать ее, превращать в игру ярких красок, подчеркивать простые, выразительные оригинальные арабески и радовать этим глаз». Серюзье был одним из самых активных поклонников и пропагандистов искусства Гогена, он познакомил с художественными открытиями великого мастера целое поколение молодых французских живописцев и в первую очередь своих друзей, впоследствии составивших вместе с ним группу «Наби». Эта посредническая роль Серюзье обусловила особое место, занимаемое художником в истории мирового искусства.

Поль Серюзье родился в респектабельной буржуазной семье. Он получил превосходное образование в одном из лучших лицеев Франции. Серюзье обладал многочисленными дарованиями, значительной физической силой и красивой внешностью, прекрасным голосом и философским складом ума. Он писал пьесы в стихах, интересовался театром и культурой Востока, изучал арабский и древнееврейский языки. Родители долго сопротивлялись тому, чтобы их одаренный сын посвятил себя малоперспективному занятию живописца. Но в конце концов они были вынуждены уступить, и Серюзье стал посещать Академию Жюльена, где обучался под руководством преподавателей из Школы изящных искусств, как правило, следующих традициям классицизирующей живописи. Серюзье очень быстро добился успеха в Академии. Выделявшийся незаурядной эрудицией и личным обаянием, он был подлинным лидером среди художников своего поколения. Серюзье пользовался благосклонностью и у преподавателей, на одном из Салонов его картина даже заслужила «почетный отзыв». Однако молодого художника не привлекала карьера академического живописца, он живо ощущал необходимость перемен в искусстве.

Поиск нового привел художника в Понт-Авен в Бретани, где он впервые встретился с Гогеном. Серюзье решился подойти к Гогену только накануне отъезда, и так как времени на длительные беседы не оставалось, Гоген повел молодого живописца в понтавенский лес и предложил написать под его руководством небольшой пейзаж. Серюзье так описывал свой разговор с Гогеном: «Какими вы видите эти деревья? — спросил Гоген. — Они желтые? Вот и кладите желтый. А эта тень скорее голубая. Пишите ее чистым ультрамарином. А вот эти листья красные. Пускайте в ход вермильон». Этот пейзаж, написанный на деревянном днище коробки из-под сигар, Серюзье хранил как святыню всю жизнь и называл своим «талисманом».

Вернувшись в Париж, Серюзье познакомил с идеями Гогена своих друзей по Академии Жюльена и среди них Мориса Дени, Боннара, Вюйара, Валлотона, Рансона, которые хотя и не приняли целиком новые художественные принципы, но под их влиянием изменили свою живописную манеру. Серюзье несколько раз приезжал к Гогену в Бретань, а в 1889 году длительное время жил вместе с ним в Ле Пульдю. Серюзье как губка впитывал уроки Гогена, за короткий срок он проделал огромный путь от академического ученика до современного живописца. Серюзье пытался философски осмыслить открытия Гогена, он задавал самому себе вопросы, на которые мучительно искал ответа: «Какую часть должна занимать природа в произведении искусства? Где должна проходить граница? Надо ли с точки зрения практики работать непосредственно с натурой или лишь созерцать и восполнять ее? Слишком большая свобода пугает меня, беднягу подражателя, и все-таки голова моя полным-полна образами, рожденными всем тем, что я постоянно вижу вокруг себя, и поэтому натура кажется мне незначительной и банальной».

Поначалу работы Серюзье почти не отличаются от произведений Гогена, но постепенно он вырабатывает собственную манеру, характерные особенности которой хорошо видны в картине «Понт-авенский триптих». Серюзье перенимает у Гогена метод «клуазонизма», основанный на использовании условного рисунка и четко разграниченных цветовых плоскостей. Этот метод, возникший из творческого переосмысления формальных приемов японской гравюры, средневековых витражей и перегородчатых эмалей, позволял художникам добиться совершенно нового синтеза линии и цветового пятна, не отражать натуру, но преображать ее силой художественной фантазии. Однако если для Гогена «клуазонизм» — это только средство для достижения максимальной экспрессии, то для Серюзье — это декоративный прием, позволяющий передать причудливые узоры форм и красоту расположения локальных тонов. Кроме того, Серюзье стремился оснастить картину дополнительным интеллектуальным содержанием, вложить в нее целую литературную программу. В «Понт-авенском триптихе», отталкиваясь от конкретного сюжета сбора урожая, художник создает мифо-поэтическую композицию, вмещающую почти все основные символы человеческого бытия. Женщина с младенцем на коленях и женщина, срывающая плод, только своими одеяниями напоминают бретонских крестьянок, эти изображения являются своего рода архетипическими образами, которые должны вызвать у зрителя широкий круг историко-художественных ассоциаций.

Интеллектуальное начало в творчестве Серюзье часто подавляло собственно художественное. Не случайно, что теоретическая деятельность мастера пользовалась едва ли не большей известностью, чем его практическая работа как живописца. Серюзье явился одним из идеологов группы «Наби», получившей свое необычное название от древнееврейского слова «пророк». Основу «Наби» составляли соученики Серюзье по Академии Жюльена. Члены группы провозгласили широкую программу живописного символизма, они утверждали, что эмоции и символы можно передать через соотношение форм. В своих теоретических высказываниях Серюзье представлял Гогена как разрушителя традиционных канонов, а живопись группы «Наби» — как новое искусство, синтезирующее лучшие художественные достижения различных культур и эпох.

Во французской художественной жизни начала девяностых годов Серюзье вырастает чуть ли не в центральную фигуру. Он руководит целым направлением, ему приписываются многие открытия уехавшего в Океанию Гогена.

Критик Орье в программной статье «Символисты» называет его первым среди молодых художников и сулит мастеру большое будущее. В 1895 году Серюзье и Морис Дени, путешествуя по Италии и Германии, в числе первых европейских художников открывают особую красоту итальянских и немецких примитивов, находя в них экспрессивную силу и оригинальность декоративных решений. В Париже Серюзье активно участвует в деятельности литературных кружков символистов, он интересуется неоплатонизмом, восточной философией и мистическими ритуалами. Постепенно в его мировоззрении усиливается влияние католицизма. Он пытается объединить теории символистов с идеями отца Дезидериуса, основателя школы религиозного искусства в Вейроне. Отражение этих духовных исканий можно найти в росписи церкви в Шатонеф-дю-Фо. В 1907 году Серюзье становится профессором Академии Рансома, а некоторое время спустя начинает работу над своим главным теоретическим трудом — книгой «АВС живописи», оказавшей влияние на многих художников XX века. После этой книги Серюзье уже не создает ничего значительного. Работе художника сильно мешала тяжелая болезнь жены, омрачившая последние годы его жизни.

Хотя в истории живописи Поль Серюзье занимает место более скромное, чем Гоген и некоторые другие художники этого времени, его творчество вызывает сегодня живой интерес. Художнику посчастливилось жить в ту эпоху, которая ярко высвечивала человеческую индивидуальность, он был активным деятелем того художественного процесса, который на долгие годы определил судьбы мирового искусства.

Читать дальше
Работы понравились
Tatiana Volyak
Hanna
Zoya Lymar-Krasnovsky
+1

Лента
Поль Серюзье. Молодая бретонка с кувшином
Если вам нравится пост пользователя — отметьте его как понравившийся и это увидят ваши друзья
Комментируйте, обсуждайте пользовательские публикации и действия. Добавляйте к комментариям нужные фотографии, видео или звуковые файлы.
Вся лента
Работы художника
всего 14 работ
Поль Серюзье. Меланхолия
1
Меланхолия
60×73 см
Поль Серюзье. Талисман
1
Талисман
1888, 21×27 см
Поль Серюзье. Бретонская девушка вяжет
0
Бретонская девушка вяжет
Поль Серюзье. Под лампой
0
Под лампой
Поль Серюзье. Пейзаж
1
Пейзаж
XX век
Поль Серюзье. Талисман
1
Талисман
1888, 21×27 см
Поль Серюзье. Бретонская Ева (Меланхолия)
0
Бретонская Ева (Меланхолия)
1891, 60×73 см
Поль Серюзье. Ливень
1
Ливень
1893, 73.5×60 см
Поль Серюзье. Портрет Поля Рансона
0
Портрет Поля Рансона
1890, 46.5×61 см
Посмотреть все 14 работ художника
HELP